Знание штурманского дела


Над картой, разложенной на столе, склонились вшестером. Командиры кораблей и штурманы внимательно изучали маршрут, прорабатывали его до мелочей, рассчитывали время появления у цели. Штурман командирской машины лейтенант Анатолий Акимович Бурденюк (в штатно-должностной книге полка числил­ся в должности стрелка-бомбардира) хорошо изучил предстоя­щий маршрут. Ему не исполнилось еще и 19 лет. Он был моложе всех в экипаже, но отличное знание штурманского дела позволило командованию 207-го бомбардировочного полка поставить моло­дого лейтенанта исполнять обязанности штурмана эскадрильи.

— Вот и все,— сказал капитан Гастелло.— Кажется все в дета­лях продумано. Вопросы есть? — обратился он к своим боевым друзьям.

— Вопросов нет.

— Готовьте машины.

— Товарищ капитан…— вдруг услышал Гастелло тихий, про­сящий голос.

Гастелло повернулся на зов.

— Это опять вы?

Да, это был лейтенант Григорий Николаевич Скоробогатый.

К своему большому огорчению он попал на должность адъютанта (начальника штаба) эскадрильи. Это было хлопотное дело — работа в основном с бумагами. На нем лежали все заботы о штабном хозяйстве четвертой эскадрильи. И молодой штурман, мечтавший летать, по нескольку раз в день обращался к командиру эскадрильи капитану Гастелло с просьбой о переводе его в боевой экипаж. Но заменить лейтенанта Скоробогатого было некем, и поэтому капитан Гастелло на все просьбы адъютан­та отвечал отказом.

— Товарищ капитан,— вновь обратился Скоробогатый к Гастелло.— Возьмите на задание. Мне просто совестно сейчас с бумажками возиться… Ну посмотрите, товарищ капитан, сколько потерь у нас. Я же неплохой штурман, отлично стреляю из пулемета. Ну возьмите, товарищ капитан… Ведь я же летал уже со старшими лейтенантами Коноваловым и Воробьевым. Они хорошо отзываются обо мне.

Долго думал Гастелло, прежде чем ответить адъютанту. А потом улыбнулся и сказал:

— Ладно, лейтенант, коль так хотите слетать на боевое задание, будете в моем экипаже вторым стрелком. Через два часа вылетаем.