Восхищение воинов 444-го стрелкового полка


В первой половине дня 27 июня восхищение воинов 444-го стрелкового полка вызвало героическое единоборство с тан­ками противника артиллерийской батареи лейтенанта А. Л. Ни­кифоровича, расположившейся на опушке леса юго-западнее Дзержинска. Когда танки Гудериана начали гореть от артил­лерийских залпов наших батарей, командование гитлеровской дивизии решило обойти Дзержинск слева. Около 30 вражеских танков и до батальона автоматчиков устремились на позиции батареи и стрелков 444-го полка. От метких выстрелов артил­леристов запылало сначала два танка, а потом еще два. Завер­телись на месте с перебитыми гусеницами четыре стальных машины. А вот и еще две объяты пламенем. Остальные поверну­ли назад. Атака была сорвана.

После этого командир батареи приказал сменить позиции, что хорошо обученные артиллерийские расчеты сделали в корот­кий срок. Через 30—40 минут над опушкой леса, где прежде размещалась батарея, появились шесть фашистских бомбарди­ровщиков. Кружась, они один за другим сбрасывали тонны взрывчатки, стремясь уничтожить батарею.

Когда неприятельские самолеты улетели, батарея снова заняла прежние позиции. Уж очень удобными они оказались для ведения огня по вражеским танкам. Вскоре началась новая танковая атака, но и она захлебнулась. Потеряв еще три машины, гитлеровцы откатились на исходные позиции. И снова, кружа над лесом, бомбардировщики сыплют бомбы на пустое место, а после их отлета артиллеристы занимают прежний рубеж.

Во время третьей атаки были подбиты два наших орудия и почти весь орудийный расчет выведен из строя. Остались лишь командир батареи, заряжающий и подносчик снарядов. Но враг и на этот раз не прорвался через позиции оборо­няющихся.

На батарее оставалось всего лишь около десятка снарядов. Лейтенант послал подносчика в полк за ними, но там их не оказа­лось.

Началась очередная атака. Гитлеровцы обстреливали опушку леса из танков, которые двигались широким фронтом. Коман­дир батареи старался тщательно выбирать цель, чтобы ни один снаряд не пропал даром и бил без промаха. Запылал один, затем второй танк. Третий замер с перебитой гусеницей. Но остальные неумолимо продвигались к лесу. Убиты заряжающий и подносчик снарядов. Ранен был и лейтенант, но он продолжал стрелять.