Тяжелые бои под Роговым


Гитлеровские захватчики двумя мощными танковыми груп­пами генералов Гудериана и Гота рвались к столице Белоруссии, чтобы замкнуть восточнее Минска кольцо и окружить здесь соединения и части Западного фронта. Этим фашисты намере­вались открыть себе путь на Смоленск.

Им преградили путь войска 64-й и 108-й стрелковых дивизий. Тяжелые бои шли под Роговым, Хмелевкой, у пограничных застав второго эшелона, у Столбцов. Командование 42-й авиаци­онной дивизии получило задание поддерживать наземные части, сражавшиеся с врагом на подступах к Минску. Наши бомбарди­ровщики дальнего действия все эти дни летали на боевое задание без прикрытия — в первый же час войны, воспользовавшись внезапностью нападения, гитлеровской авиации удалось разру­шить большинство аэродромов приграничной зоны и вывести из строя базировавшихся на них истребителей. Фашистская авиация захватила господство в воздухе, советские бомбарди­ровщики в первые дни войны вынуждены были действовать без прикрытия истребителей и несли большие потери.

Командир четвертой эскадрильи капитан Гастелло был вызван начальником штаба полка майором Алексеем Георгиевичем Павловым.

— Капитан Гастелло! — обратился к нему майор Павлов.— Получено приказание из штаба дивизии: «Двести седьмому полку в составе шести самолетов звеньями бомбардировать мотомехчасти противника, прорвавшиеся в район Молодечно — Ра­дошковичи. Высота бомбометания — 600—800 метров. Маршрут: Смоленск — Борисов — Минск — Молодечно». Вы сами пони­маете, как тяжело сейчас там, под Минском, нашей пехоте. На нее прут со всех сторон гитлеровские танки. А помочь ей должны мы, авиаторы. Вы возглавите звено. Экипажи подберите сами. Второе звено поведет капитан Маслов.

— Приказ Родины выполним!— ответил Гастелло.— Помо­жем пехоте.

— Вопросы есть?

— Никак нет, товарищ майор,— ответил Гастелло.

— Можете идти.

Капитан Гастелло пришел на стоянку. За несколько дней войны она опустела. В эскадрилье, да и во всем полку сложилось тяжелое положение. На пятый день войны осталось лишь около двух десятков самолетов. В дивизии — не лучше.