Штаб 64-й стрелковой дивизии


Не было ни бензина, ни взрывчатки… Тогда курсант Серебря­ков предложил для поджога использовать оружейное масло, которое обнаружили в одном из помещений. Нашли немного старого обмундирования, белья. Их смачивали маслом и, обложив снаряды и другое военное имущество, поджигали. В ход пошли даже нательные рубашки воинов. Потом ушли на восток. Совмест­но со штабом 64-й стрелковой дивизии пробирались лесом к станции Зеленое. Вели бои с наседавшим противником и у Ратомки, и у Тарасова, и у Мудровских хуторов. С частями этой дивизии пограничники в ночь с 1 на 2 июля 1941 года прорывали кольцо окружения в районе разъезда Волчковичи. Шли по тылам врага, нанося ему ощутимые удары.

Мужественно сражались с врагом не только бойцы и команди­ры 1-й Радошковичской погранкомендатуры. С неменьшим героизмом и стойкостью дрались пограничники 9, 10 и 11-й по­гранзастав 2-й Полоневичской комендатуры и ряд других. Основной же состав 16-го Дзержинского погранотряда, получив приказ начальника Пограничных войск НКВД СССР, отошел в район Озера, а затем к Пуховичам. 5-я и 6-я комендатуры отошли с 18-м погранотрядом.

В боях на границе, и в особенности во время боев на подступах к Минску, пограничники 16-го пограничного отряда впервые столкнулись с регулярными немецкими частями; впервые видели, как взаимодействуют танки, пехота и авиация противника в боевой обстановке; впервые испытали на себе мощь массирован­ного артиллерийского огня и танкового удара; впервые ходили в штыковые атаки и пехотными средствами — связками гранат и бутылками с бензином — жгли фашистские танки. Это явилось суровым испытанием для воинов 16-го, но они вышли из него с честью.

Опыт воинов отряда, приобретенный в сражениях за Минск, был потом тщательно изучен, обобщен командованием погран­отряда и использован в последующих боях и сражениях.

В то время, когда заставы 1-й и 2-й комендатур вели упор­ные бои, командование отряда собирало остальные заставы в единый кулак. Ветеранам памятна та ночь в лесу, тревож­ная, освещаемая зарницами пожаров. Все новые и новые группы бойцов, запыленных, многие с повязками, уставших, подходят к штабу. Здесь же, при свете затемненных автомобильных фар, торопливо получают боеприпасы, сухой паек. На рассвете 16-й выступает в поход. Впервые почти в полном составе.