Рота стрелков из 159-го полка


Бывший курсант этой школы, а затем командир взвода партизанской бригады имени Ф. Э. Дзержин­ского, дошедший с войсками 8-й армии генерала В. И. Чуйкова до Берлина, Михаил Андреевич Ковальчук рассказывал юным следопытам городского поселка Любча:

— Помню, наша батарея заняла огневые позиции на опушке леса недалеко от шоссе Раков — Минск. Орудия были установле­ны на прямую наводку. Впереди километра на два прости­ралось поле, засеянное овсом. На поле расположилась рота стрелков из 159-го полка. Шоссе просматривалось далеко. В кустарнике, ближе к шоссе, на небольшой высотке командир взвода Карнаушенко установил свой наблюдательный пункт. Мы соорудили легкий блиндаж, в котором установили стереотрубу. Там же расположились связисты, поддерживающие телефонную связь с батареей. У стереотрубы бессменно дежурили командир отделения сержант Белявский и старшина Макаров. Я же с биноклем, тщательно замаскировавшись, вел наблюдение за опушкой леса и шоссе.

Числа 27 июня 1941 года после полудня на дороге из леса появилось пять танков. Они шли спокойно и, дойдя до моста через мелкую речушку, остановились. Из них вылезли три танкиста, о чем-то посовещались, и один из них дал условный сигнал флажками. В тот же миг из леса стала выползать огромная танковая колонна. Лейтенант Карнаушенко сразу же сообщил об этом на батарею и указал координаты. Батарея 76-миллимет­ровых пушек открыла огонь по вражеской колонне. Загорелось два танка, а потом еще два. Немецкие танки тут же развернулись

и,   ведя огонь по позициям артиллеристов, устремились к опушке леса. По пути они утюжили окопы стрелков, пытаясь сровнять их с землей. У нас же даже гранат не было, чтобы, связав несколь­ко штук вместе, бросить под танк. Стрелки пробовали бить по смотровым щелям, но это приносило малый эффект.

Позже, когда оставшиеся в живых стрелки отошли, лейтенант Карнаушенко отвел и наш взвод к расположению батареи. Страшная картина предстала перед нашими глазами. Недалеко от огневых позиций, на подступах к ним, продолжало дымить шесть вражеских танков. А на огневых артиллеристов все их ору­дия были раздавлены вместе с расчетами. Так славно дрались с врагом наши мужественные артиллеристы и все, как один, погибли на боевом посту.