Результаты боев 100-й стрелковой дивизией


За время боев 100-й ордена Ленина стрелковой дивизией уничтожено:

а) 85-м стрелковым полком уничтожено до батальона 82-го пехотного полка, до двух рот мотоциклетных частей, сожжено 11 танков и разбито артиллерийским огнем 22, сожжено броне­машин 2, уничтожено артогнем 7, подбито мотоциклов 18, взято в плен 3 гитлеровца, подобрано убитых 63 человека;

б) 355-стрелковым полком уничтожено до батальона пред­полагаемого 110-го моторизованного полка, штаб части п/я № 43 400, который назывался «Рабочий штаб Бергера», и до двух взводов авиадесанта. Сожжено 2 танка и 2 бронемашины, подбито артиллерийским огнем 14 танков, мотоциклов 11 и 8 захвачено на грузовой машине в кузове, подбито 2 легковые автомашины, одно противотанковое орудие;

в) 331-м стрелковым полком уничтожено до батальона 82-го пехотного полка, до двух рот мотоциклистов и до роты пара­шютистов, сожжено 8 танков, разбито артиллерийским огнем 44 танка, 24 мотоцикла, 2 легковые автомашины, 2 бронемашины. Уничтожена батарея 76-мм пушек и 18 противотанковых орудий. Убит командир 25-го танкового полка полковник Ротенбург (личный портфель с документами отправлен в штаб корпуса). Взято в плен 8 человек.

Всего за период боев дивизией уничтожено до полка пехоты, до 1,5 батальона мотоциклистов и уничтожено до 75 % мате­риальной части 25-го танкового полка».

161-я стрелковая дивизия, по сообщению начальника полит­отдела дивизии полкового комиссара Антона Иосифовича Орлова начальнику Политуправления Западного фронта от 29 июня 1941 года, за время боев под Минском подбила, сожгла и уничтожила около 45 танков, сбила 2 самолета противника,

4 минометные и 2 пушечные противотанковые батареи, уничтожи­ла около 300 гитлеровцев.

Об итогах боев под Минском 64-й и 108-й стрелковых дивизий можно судить по словам бывшего командира 64-й стрелковой дивизии генерал-майора в отставке Сергея Ивановича Иовлева, который писал минским следопытам в 1969 году:

«…Что касается 300 танков, якобы уничтоженных под Минском

воинами 64-й стрелковой дивизии, то я считаю, что в этом деле должна быть полная объективность. Ведь что значит поджечь бутылкой с бензином один танк врага или подорвать его связкой гранат (которых тоже было мало в частях и подразделениях дивизии)? А означает это величайшее мужество воина, его огромную силу воли, собранную в кулак, чтобы бороться с бронированным чудовищем и победить его. Это, наконец, огромная психологическая борьба с самим собой, с инстинктом самозащиты человека, с так называемой «танкобоязнью» не только в первые дни войны, но и на протяжении всех ее 1418 дней и ночей.