Разгром оперативной группы


Чумаков вышел из землянки и через несколько минут вместе с воентехником второго ранга Анисимовым внес в штабную землянку мешок с добытыми документами.

— Дмитрий Матвеевич,— обратился полковник Иовлев к ко­миссару дивизии Богданову.— Вы допросите пленных. Если что, зовите нас. Мы с начальником штаба займемся документами.

Когда разобрали документы и допросили пленных, выясни­лось, что разведчики майора Чумакова разгромили оперативную группу штаба 39-го механизированного корпуса гитлеровцев.

Среди захваченных документов особое внимание командова­ния дивизии привлекла схема с подробной инструкцией к ней, на которой были указаны направления ударов группы гитлеров­ских армий «Центр», помечены условные значки, дву-, трех- и че­тырехзначные числа. Что крылось за этими значками и числами на схеме? Внимательно изучая документы, начальник штаба дивизии полковник В. Ф. Белышев в одной из папок обнаружил схему и инструкцию к ней. Читая инструкцию, он увидел эти же значки

и числа на схеме. Белышев обратил внимание командира диви­зии на такое совпадение. В итоге было установлено, что гитлеров­ским командованием указаны номера и род войск частей и соединений, принимающих участие в нанесении ударов по со­ветским войскам, сроки захвата крупных промышленных и адми­нистративных центров нашей страны. Например, датой захвата Вильнюса было 24 июня, Минска — 27 июня, Витебска — 6 июля, Могилева — 10 июля, Смоленска— 15 июля и т. д.

Командование дивизии узнало, что гитлеровцы рвутся к Минску: от Вильнюса через Молодечно и Радошковичи — 3-й тан­ковой группой генерала Гота, а от Бреста через Слоним, Барано­вичи, Дзержинск — 2-й танковой группой генерала Гудериана.

Из схемы было видно, что гитлеровцы намерены обескровить наши войска, зажав их во множестве «клещей»: восточнее Минска, у Могилева, Гомеля, Смоленска, Москвы.

Пленные гитлеровские офицеры пояснили, что существовал приказ по сухопутным войскам, запрещавший держать вместе схему и инструкцию к ней.

Учитывая всю важность добытых у врага документов, коман­дование дивизии под усиленной охраной направило их в штаб корпуса, а оттуда — в штаб Западного фронта. Там они попали в руки маршалов Советского Союза Б. М. Шапошникова и К. Е. Ворошилова. После тщательного изучения Маршал Совет­ского Союза Б. М. Шапошников отвез документы в Генеральный штаб Красной Армии.