По­зиции 55-й стрелковой дивизии


В 13 часов артиллеристы появились в Слониме и, позабыв об усталости, сразу же приступили к оборудованию огневых позиций. Здесь, на рубеже Щары, части 121-й и 155-й стрелковых дивизий с 8 часов утра вели тяжелый бой с превосходящими силами 47-го моторизованного корпуса противника.

Начальник штаба дивизии не ошибся. Не прошло и часа, как враг начал новую атаку. Около 20 самолетов обрушили на по­зиции 55-й стрелковой дивизии смертоносный груз.

Слева от шоссе, с небольшой возвышенности, засеянной с осени озимой рожью, ударили по фашистским бронетранспорте­рам и автомашинам с пехотой наши мощные станковые пулеметы «максим» из пулеметной роты 111-го стрелкового полка. С боль­шим волнением нажал на гашетки пулеметчик И. 3. Лившиц из Сенно Витебской области. Ведь он впервые открыл огонь по живому неприятелю, по немецко-фашистским захватчикам. Лив­шиц бил по гитлеровцам прицельно, длинными очередями. Немцы замертво падали на белорусскую землю, которую пришли завоевать.

Рядом с пулеметчиками заняла позиции учебная рота капитана Алексеенко из 111-го стрелкового полка. Когда дружный залп артиллеристов возвестил о начале боя, по бронетранспортерам врага ударили и стрелки. Каждый из них: и Костя Ганчев, и Во­лодя Жидков, и Серафим Алексеев — все из казачьего хутора Соколовка — старались бить метко, беря на мушку очередного гитлеровца.

Удар наших частей для фашистских захватчиков был не­ожиданным. Они вначале растерялись. Несколько танков горели на дороге, остальные, оставив пехоту, попятились назад, укры­лись за пригорком. Но замешательство гитлеровцев было кратковременным. Через некоторое время по позициям наших воинов открыла огонь немецкая артиллерия и минометы, а в воздухе появился самолет-разведчик «Фокке-Вульф-189», позже прозванный советскими бойцами «рамой». Он корректировал огонь вражеской артиллерии и минометных батарей.

По самолету-разведчику открыл огонь из зенитной пулемет­ной установки ленинградец ефрейтор Спиридонов. Он вел силь­ный огонь, отгоняя самолет от позиций наших воинов. Гитлеров­ский летчик заметил зенитную установку и решил ее уничтожить. На бреющем полете он ударил пулеметными очередями по зенитчикам. Сделал один заход, потом второй, третий, но Спиридонов не прекращал огня.