Послевоенное время


Ни одна из легенд не родилась из ничего, не была плодом одной лишь фантазии или выдумок. Каждая легенда основана на каких-то действительных событиях. Об этом немало писалось, читатели знают о действительных событиях, послуживших основой для создания легенд.

В послевоенное время много было разговоров о якобы дей­ствовавших вокруг Минска подпольных военных госпиталях, в которых врачи лечили раненых советских воинов, восстанавли­вали их здоровье, силы, способность драться с врагом. И это все делалось скрытно с помощью местного населения под самым носом у гитлеровских оккупантов. А когда воины становились на ноги, то сразу же включались в борьбу против фашистов и их прислужников.

Долгие поиски конкретных людей, знавших что-либо о таких госпиталях, не приносили успеха. Но вот в поисковую работу включился активный следопыт, имевший к тому времени со­лидный опыт такой работы, военный врач подполковник ме­дицинской службы Алексей Иванович Гусев.

Как-то в 1966 году он зашел в Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны. В разговоре со старшим научным сотрудником музея Л. И. Ивановым под­полковник Гусев еще раз услышал о том, что в районе деревни Тарасово под Минском были оставлены тяжелораненые воины.

— Вам, товарищ подполковник,— сказал Гусеву Л. И. Ива­нов,— самой судьбой уготовано задание — выяснить, что сталось с теми ранеными, какова их судьба. Ведь вы же военный медик и страстный следопыт.

— Я слышал рассказы о том, что в районе Минска были подпольные госпитали,— проговорил подполковник Гусев,— но считал, что это просто разговоры. А вот сейчас и от вас слышу об этом же. А откуда сведения у вас?

— Из воспоминаний командования 64-й стрелковой диви­зии,— ответил Чванов.— Вот что пишет бывший начальник штаба этой дивизии полковник в отставке В. Ф. Белышев.— Чванов порылся несколько минут в одном из ящиков и вытащил папку. Найдя нужную страницу, передал ее подполковнику Гусеву.

«Перед прорывом из окружения,— прочел Гусев,— командо­вание дивизии приняло решение всех легкораненых воинов поставить в строй. Но в дивизии было много тяжелораненых. Они были нетранспортабельны, и эвакуировать их в тыл было невозможно… Тяжелораненых мы вынуждены были оставить в районе хуторов Мудровские, Тарасовские, деревни Тарасово вместе с медицинским персоналом… Такую же группу тяжело­раненых мы вынуждены были оставить после боя у разъезда Волчковичи в районе совхоза Мариамполь. Раненых там раз­местили кого в местной больнице, а кого по домам у жителей…»

— Вот адреса командира дивизии генерал-майора С. И. Иов­лева и начальника штаба дивизии полковника В. Ф. Белышева,— предложил Чванов.— Иовлев живет в Киеве, а Белышев — в Ленинграде.