Поездка по воинским частям


Подполковника Гусева это предложение захватило целиком. Где бы он ни был — на работе в военном госпитале или в медотделе округа, в поездке по воинским частям или во время отдыха,— перед ним возникали вопросы: кто они, эти раненые? Какова их судьба? Кто их обслуживал из медиков? Что сталось с ними?

И вот первая поездка в Тарасово. Дождливый осенний день близился к концу. Взору представилась невзрачная картина: невысокие дома, потемневшие под осенними дождями, грязь на улице, размешанная скотом и транспортом, кое-где во дворах люди, занимавшиеся своими крестьянскими делами. «Ничего я тут не узнаю,— подумал Гусев,— зря приехал». Мимо шло стадо коров, а за ним пожилая женщина. Решил остановить ее.

— Скажите, пожалуйста,— обратился Гусев к женщине,— вы здешняя?

— Да, я тарасовская.

— А в войну вы тоже жили здесь?

— Да. А что вас интересует? — вопросом на вопрос ответила женщина.

— Скажите, это правда, что в вашей деревне в июне 1941 года были оставлены тяжелораненые советские солдаты и командиры?

— Все правильно. Были в нашей деревне оставлены раненые. Они помещались в канцелярии колхоза. Вон виднеется дом в два этажа. Я тогда жила в цокольном этаже этого здания.

— А как вас звать-величать?

— Зовут меня Ядвига Францевна, а фамилия — Лапицкая. Как сейчас помню—машины, привезшие раненых, стояли у крыльца колхозного правления, а кругом стрельба, ракеты, взрывы снарядов и бомб. Ох, и тяжелое тогда было время. Очень жаль, что судьба у многих из раненых да и из наших сельчан сложилась незавидная. Многих вражья сила, нехристи фашистские, порешили в 42-м.

Это было начало. С тех пор Алексей Иванович Гусев при­вязался накрепко к деревне Тарасово, станции Ратомка, окрест­ным деревням. Он уже не мог оставить невыясненным этот уникальный случай. Тем более что в процессе поисков выявлялись все новые и новые факты, новые обстоятельства, новые люди — живые и погибшие.

Немало сил и энергии приложил Алексей Иванович для установления во всех деталях истории с тяжелоранеными воина­ми. Много времени ушло у него на расспросы местных жителей, на установление личностей медицинского персонала, самих ра­неных. Судьбы десятков, сотен человек прошли через под­полковника Гусева, через его сердце, которое вместило в себе столько людских переживаний — горя и радости. Пришлось мно­го писать писем, ездить по различным районам не только ре­спублики, но и страны, ведь воины в 64-й стрелковой дивизии были самых разных национальностей и родом из разных мест нашей необъятной Родины. И в этом благородном, патриоти­ческом деле Алексею Ивановичу помогали сотрудники разных организаций и учреждений: музеев, архивов, военкоматов, па­спортных столов райисполкомов; красные следопыты.