Первый натиск враже­ских истребителей


Уже пролетели Молодечно. Неожиданно сверху на бомбарди­ровщики свалилась шестерка фашистских истребителей. Бомбар­дировщики летели без воздушного прикрытия, поэтому им тяжело было отбиваться от гитлеровцев. Первый натиск враже­ских истребителей был отбит советскими воздушными стрелками. А вот во время второй атаки очередь из истребителя прошила машину Кошелькова. Стрелок-радист младший сержант Макеев был убит, Кошельков тяжело ранен. Задымились моторы, а вско­ре вспыхнуло пламя. Превозмогая сильную боль от ран и прикры­ваясь одной рукой от огня, охватившего уже и кабину, Кошельков продолжал вести израненную, охваченную пламенем машину к аэродрому. Но вот заклинило моторы и бомбардировщик — огромный огненный костер — резко устремился к земле. Так погиб в районе шоссе Минск — Логойск экипаж советских лет­чиков.

На месте падения краснозвездного воздушного корабля и гибели летчика старшего лейтенанта Константина Ивановича Кошелькова и воздушного стрелка-радиста Петра Ульяновича Макеева возле деревни Боровляны у шоссе Минск — Логойск установлен памятник. Возле него всегда живые цветы как знак памяти героев.

Когда вышло в свет первое издание книги «Они защищали Минск», было получено много писем от ветеранов тех воинских соединений и частей, о героизме воинов которых шел рассказ в очерках. Получил я письмо и из совета ветеранов 1-го гвардей­ского Брянского дальнебомбардировочного авиационного полка имени Н. Ф. Гастелло. Ветераны сообщили приятную новость: командир звена младший лейтенант Владимир Александрович Токмаков не сгорел в израненном самолете 24 июня 1941 года (как было записано в «Книге безвозвратных потерь 207-го дальне­бомбардировочного авиационного полка»), а остался жив.

В том массированном налете наших бомбардировщиков на вражеские колонны в самолет командира звена младшего лей­тенанта Владимира Александровича Токмакова попало несколько зенитных снарядов. Стрелок-радист младший сержант Анатолий Иванович Цыганков и лейтенант Василий Иванович Батиевский погибли. Сам командир корабля получил сильную контузию и многочисленные ожоги и над лесным массивом он успел выбро­ситься с парашютом. Попал в стрелковую часть 3-й армии и с ней вышел из окружения. Вернулся в свой полк. И вновь обру­шивал тонны бомб на вражеские войска и технику. В одном из боевых вылетов его машину снова подожгли, но уже вражеские истребители. Тяжелораненый попал к гитлеровцам. Начались кошмарные годы фашистской неволи. Все это трудное время он считался обожженным танкистом (так ему посоветовали назвать себя местные честные советские люди). Концлагерь, в котором он находился, освободили союзные войска. И еще много мы­тарств перенес славный воздушный боец, пока смог вырваться на Родину. Сейчас боевой ветеран живет в Ворошиловградской области в городе Свердловске. Он часто встречается со своими однополчанами, выступает перед школьниками, рабочими, моло­дыми воинами, рассказывает о тех трудных днях войны.