Первая вражеская атака


Первая вражеская атака захлебнулась. Автоматчики начали отходить. Повернули и танки, оставив на поле боя шесть дымя­щихся костров. Над полем боя загремело красноармейское «Ура!». Это в контратаку поднялись бойцы 111-го стрелкового полка.

А потом наступило затишье. Тер-Гаспарян вызвал к себе на­чальника артиллерии дивизии полковника. С. И. Семенова.

— Где сейчас находятся 141-й гаубичный и 84-й легкий артиллерийские полки?

— 141-й подходит к реке Щара, а 84-й в настоящее время направляется к Барановичам — по распоряжению штаба фронта.

—  Здесь нам гитлеровцев не остановить,— сказал начальник штаба,— слишком неравные силы. Поезжай, Сергей Иванович, к мосту через Щару. Задержи там 141-й гаубичный, 228-й стрелко­вый полки и другие части и подразделения. Срочно готовьте оборону у переправы. Враг не оставит нас в покое. Скоро пойдет в очередную атаку. Постараемся задержать его здесь, чтобы дать вам возможность закрепиться. Иного выхода нет.

В тот день 84-й легкий артиллерийский полк вместе со 107-м стрелковым полком подходили к Барановичам. Наблюдатели со­общили о приближении вражеских самолетов. Вскоре все услы­шали надрывное гудение. Девятка фашистских бомбардировщи­ков появилась над городом. Сделав круг, самолеты начали выбрасывать десантников в районе аэродрома.

Командир 84-го артиллерийского полка майор И. К. Воропаев приказал лейтенанту В. Э. Шомоди открыть огонь по десанту. В считанные минуты батарея изготовилась и открыла огонь.

Белые купола парашютов отчетливо выделялись на фоне голубого неба.

—  По воздушному десанту шрапнелью — беглый огонь! — скомандовал лейтенант Шомоди.

Первыми залпами большинство десантников было уничтоже­но. Приземлившихся встретили огнем воины батальона аэродром­ного обслуживания (БАО).

— Первый экзамен, вроде бы, выдержали,— сказал политрук батареи Алексей Дмитриевич Шлеев лейтенанту Шомоди. По­литруку было отрадно, что батарея выиграла бой. Радовались и воины-артиллеристы: ведь десятки гитлеровцев были уничто­жены их метким огнем.

— Это только начало,— произнес политрук Шлеев, обра­щаясь к артиллеристам,— Главное впереди.— И это понимали все: от командира до ездового (батарея была на конной тяге). Все расчеты батареи — а она считалась интернациональной, так как в ее рядах служили бойцы и младшие командиры восьми национальностей: русские, украинцы, белорусы, казахи, грузины, армяне, туркмены, аварцы — были настроены по-боевому.