Партизанский отряд «Бати»           


Позже лейтенант В. П. Нежданов со своими однополчанами влился в партизанский отряд (предположительно в отряд «Бати»), где и сражался до соединения с войсками действующей армии. Затем воевал на фронте. Погиб в ноябре 1944 года в должности командира взвода управления 846-го артиллерийского полка 277-й стрелковой дивизии и похоронен в городе Кудиркос-Науместис Литовской ССР.

В своем последнем письме с фронта (из Восточной Прус­сии) он писал: «…Я пишу письмо, а здесь, почти рядом, рвутся снаряды, играют катюши, работают пулеметы, автоматы, и зем­лянка, в которой я сижу, постоянно вздрагивает от разрывов. Кругом валяются убитые фрицы, сожженные танки и пр. Мы на земле фашистов. Вот такова кратенько обстановка, которая меня окружает. Короче — бьем немца… Скоро окончательно раз­давим фашистскую гадину и тогда заживем счастливо, не будет больше на земле ни слез, ни горя. Люди будут жить счастли­выми. Кругом будет счастье, радость, любимая работа. А как я по ней соскучился. После войны к своим ученикам вернусь.

Я только здесь по-настоящему понял, какая это радость — учить детей добру, разуму, человечности…»

Следопытами была найдена и семья командира 170-го от­дельного истребительно-противотанкового дивизиона капитана Евгения Алексеевича Котлярова. Его жена Тамара Петровна с дочерьми длительное время ничего не знали о судьбе мужа и отца, очень переживали они это свое неведение. Но вот найден командир дивизии Иовлев. Между дочерьми Котлярова и Иовлевым завязалась переписка. Конечно, они интересовались всем, что касалось отца, которого, можно сказать, совсем не знали, ибо были еще малолетками.

С огромным интересом они читали одно из первых писем бывшего командира 64-й стрелковой дивизии генерал-майора в отставке Сергея Ивановича Иовлева. Это драгоценное для них письмо они любезно предоставили следопытам. Вот текст пись­ма бывшего командира дивизии:

«Здравствуй, Жанна!.. Твое письмо меня растрогало своей непосредственностью и тем хорошим чувством, что ты сохра­няешь к отцу, которого не помнишь. Евгений Алексеевич заслужил, чтобы мы о нем долго и тепло вспоминали. То, что ты прочитала в моей статье о своем отце, так мало, так скупо и сухо написано, что не дает представления о его боевых и мораль­ных качествах. Как-нибудь я соберусь и напишу более подробно о людях нашей смоленской 64-й дивизии; они проявили такую доблесть, которую забывать нельзя, да и невозможно забыть. А твой отец капитан Котляров был одним из лучших. До войны в Смоленске, когда ты была еще совсем маленькая, Евгений Алексеевич, командуя отдельным противотанковым дивизионом, обучал своих подчиненных борьбе с танками. Я частенько по­сещал его занятия, стрельбы и, надо сказать, любовался твоим отцом. Стройный, подтянутый, очень энергичный и требователь­ный, он целиком отдавался службе, нес ее ревностно. Примерный был офицер. И люди его уважали, а это так необходимо всякому начальнику (и военному, и гражданскому).