Отражение атак воздушного врага


Лишь в особых случаях дополнительно включался четвертый член экипажа. Он должен был лежать у нижнего люка в ногах у воздушного стрелка-радиста в готовности к отражению атак воздушного врага огнем из пулемета нижней полусферы бомбар­дировщика. Капитан Гастелло и решил взять в экипаж лейтенанта Скоробогатого вторым стрелком.

Наконец все готово к вылету: подвешены полные комплекты бомб, снаряжены ленты к пулеметам, заполнены горючим бензобаки, проверены и опробованы моторы. Машины готовы к боевому вылету, экипажи выстроились у самолета командира эскадрильи.

— Товарищи,— обратился к ним Гастелло.— К Минску с севе­ро-запада рвутся танковые дивизии гитлеровского генерала Гота. Ему противостоят воины 64, 100, 108, 161-й стрелковых дивизий. Мы должны ослабить удар вражеских танковых соединений, нанести им чувствительный урон. Ни одна бомба, ни одна пулеметная очередь не должны пройти мимо цели. Будем бить врага только прямым попаданием. Ясно?..

— Ясно, товарищ капитан!

— Повторяю всем еще раз — бомбы сбрасывать будем двумя сериями: во время первого захода — пять, остальные — во вто­ром. Стрелкам особо бдительно следить за воздухом. Прикрытия и сегодня не будет. Смотрите в оба. Вопросы есть?

— Все ясно, товарищ капитан!

— К самолетам!

Капитан Гастелло направился к машине с хвостовым номе­ром «5». За ним шли два штурмана и воздушный стрелок- радист: Бурденюк и Скоробогатый — отличные штурманы, воз­душный стрелок-радист Калинин, необычайной силы человек. Все удивились, когда, помогая технику Леониду Платонову, Алексей, взвалив на плечо баллон со сжатым воздухом, легко отнес его к самолету.

Гастелло присел у самолета на чехол. Рядом с ним Бурде­нюк. У двери остановились Калинин и Скоробогатый.

— Подойдите сюда,— сказал Гастелло.— Садитесь. Но пого­ворить не довелось: на машине подъехал дежурный по полетам.

— Как у вас, товарищ капитан?

— Готовы к вылету.

— Выводите машины на старт,— и уехал.

— По местам! — приказал Гастелло.

Через несколько минут самолеты вырулили на старт.

А вот и сигнальная ракета. Взревев моторами, самолеты побежали по полю. Одно мгновение, другое, третье — и машины оторвались от взлетной полосы. Сделав прощальный круг над аэродромом, бомбардировщики повернули на запад.