Окопы стрелков и огневые позиции артиллеристов


Гаубица лейтенанта Г. И. Грачева открыла огонь по танкам,

которые пытались использовать «мертвое пространство» и бло­кировать дот. Противотанковая пушка не выдержала поединка. Ее расчет подбил две машины, но и сам погиб вместе с пушкой. Поэтому гитлеровцы почти беспрепятственно стали бить по амбразурам дота. Первым снарядом из гаубицы, бившей прямой наводкой, была снесена башня у танка, приблизившегося к доту. Второй и третий снаряды срикошетили, четвертый — разворотил гусеницу у второго танка. Еще два снаряда выпустил лейте­нант Г. И. Грачев, и лишь тогда подбитый вражеский танк задымил. Оставшиеся две машины, отстреливаясь, повернули обратно. Только одной удалось уйти, а вторая машина была подожжена стрелками.

Во второй половине дня вражеские самолеты стали бомбить окопы батальона стрелков и огневые позиции артиллеристов. Одновременно были брошены в атаку танки и автоматчики. Но и эта атака захлебнулась.

Наших стрелков и артиллеристов сильно донимали вражеские минометы. Били они размеренно и методично, накрывая огнем поочередно квадрат за квадратом. Доставалось от них и артил­лерийским наблюдателям. Около полудня на наблюдательном пункте раздался телефонный звонок. Связист подозвал старши­ну Д. П. Тупало:

— Товарищ старшина, вас вызывает к телефону майор Пипко.

— Старшина Тупало слушает.

— Немедленно найдите расположение минометных батарей противника, их наблюдателя-корректировщика и сообщите мне координаты. Я на батарее Самусевича.

— Ваше приказание будет выполнено, товарищ майор.

Старшина Тупало стал внимательно осматривать в стереотрубу

окрестности и вскоре обнаружил на тригонометрической вышке геодезистов наблюдателя-корректировщика. Продолжая изучать местность, Д. П. Тупало установил и огневые позиции мино­метчиков. Одна минометная батарея гитлеровцев была располо­жена на окраине деревушки, а вторая пристроилась на опушке леса. Он доложил обо всем майору Г. М. Пипко.