Ограниченные артиллерий­ские средства


27 или 28 июня на командный пункт 64-й стрелковой дивизии, который располагался на высоте с отметкой 232,9 в трех с по­ловиной километрах юго-восточнее Заславля, приехал командир 108-й стрелковой дивизии генерал-майор А. И. Мавричев.

«Командир 64-й стрелковой дивизии полковник С. И. Иовлев находился на высотке,— написал из Ульяновска генерал-майор в отставке А. И. Мавричев минским следопытам,— только что подвергшейся ожесточенной бомбардировке. Вся высота была изрыта воронками от разрывов бомб. У одного из блиндажей с биноклем в руках стоял полковник С. И. Иовлев и отдавал распоряжения двум командирам.

Изложив обстановку на участке обороны 108-й стрелковой дивизии, я спросил полковника С. И. Иовлева:

— Сергей Иванович, а какова у вас обстановка?

— Обстановка очень тяжелая,— ответил полковник С. И. Иов­лев.— Правый фланг дивизии смят. На стыке 288-го и 30-го стрел­ковых полков противнику удалось прорвать оборону и отрезать от основных сил дивизии 288-й стрелковый полк подполковника Г. П. Кучмистого. Связи с ним штаб дивизии не имеет. Такая же судьба постигла и 30-й стрелковый полк полковника А. И. Еф­ремова. Сейчас он дерется в окружении западнее Семкова Городка. К тяжелым и средним орудиям нет снарядов. Обеспе­чена пока в достаточном количестве снарядами лишь полковая артиллерия.

— Что намерен предпринимать штаб дивизии в дальнейшем? Каковы планы?

— Приказа на отход нет,— ответил полковник С. И. Иовлев.— Поэтому будем драться до последнего патрона, до последнего вздоха».

Много лет спустя в одной из статей бывший командир 64-й стрелковой дивизии генерал-майор в отставке С. И. Иовлев писал: «Вечером 27 июня мы отправили в Волму (восточнее Минска) под командованием моего заместителя по тылу ди­визионного интенданта майора Косых всю тяжелую артиллерию (219-й гаубичный артиллерийский полк, гаубичные батареи 163-го легкого артиллерийского полка), которая была для нас бесполезна, так как к орудиям не было снарядов, излишний и ненужный в сложившейся обстановке полуокружения транспорт, тылы дивизии, второй эшелон штаба дивизии и большую групу раненых. Это было сделано своевременно, так как на второй же день дивизия оказалась в полном окружении. Майор Косых отлично справился с поставленной задачей: доставил огромную колонну сначала в Волму, а оттуда через Могилев в Смоленск. Там вся материальная часть была использована при повторном формировании дивизии…»