Ночные рейды по тылам врага


И снова ночные рейды по тылам врага, внезапные налеты на вражеские группы и колонны. Сотни уничтоженных фашистов, много захваченной амуниции и боеприпасов, сожженные склады с горючим и боеприпасами — вот далеко не полный перечень славных дел воинской части, которую вел по тылам врага А. И. Ефремов.

Так добрались они до озера Палик. С востока доносилась беспрерывная артиллерийская канонада. Вероятно, где-то неда­леко проходила линия фронта. Полковник А. И. Ефремов вызвал к себе капитана К. 3. Захарова, начальника штаба 163-го легкого артиллерийского полка капитана Г. И. Синотова и старшего политрука Глазунова.

— Товарищи командиры,— обратился к ним А. И. Ефремов.— Вы сами видите наше положение. С каждым днем у нас все

Наводчик орудия 288-го стрелково- го полка Н. А. Бельский меньше становится продуктов и боеприпасов. Любой ценой вам необходимо перейти линию фронта. Сообщите командованию, что полк живет и бьет врага. Просите боеприпасов и продо­вольствия. Запомните наш маршрут. Будем ждать самолетов каждую ночь. Свое местонахождение укажем тремя красными ракетами. Летчики должны ответить тремя белыми. После этого мы зажжем четыре костра. Пусть в этот квадрат бросают для нас груз.— Помолчав, добавил: — Учтите, вам будет не легко, возможно, даже труднее, чем нам. Но выполнить приказ необхо­димо. Возьмите с собою двух бойцов и отправляйтесь. Лейтенант Колобухов, выдайте всем уходящим автоматы и по три запасных диска с патронами. Ну, в добрый путь, дорогие. Ждем.

11 июля 1941 года посланцы Ефремова в районе Гнездово перешли линию фронта. Затем была встреча с командующим 28-й армией. Он дал указание подготовить к полету в тыл самолет с боеприпасами, продовольствием и вымпел, в котором указывалось число, когда полк должен подойти к линии фронта и начать прорыв. Войска фронта помогут полку артиллерийским огнем и встречной, отвлекающей атакой противника.

Через несколько дней неожиданным ударом в спину гитле­ровским частям полк А. И. Ефремова при поддержке танкистов с фронта вырвался из окружения. Обросшие, в изодранном обмундировании, ефремовцы обнимали и целовали фронтови­ков. У бойцов на глазах блестели слезы. Это были слезы радости, слезы возвращения в родную семью. И их никто не стеснялся.