Наступление на левом фланге дивизии у деревни Сурвилишки


Не так успешно развивалось наступление на левом фланге дивизии у деревни Сурвилишки, где атаковал врага 7-й стрелко­вый полк подполковника А. В. Пасюкова. Здесь гитлеровцы оказа­ли нашим воинам ожесточенное сопротивление. Полк нес тяже­лые потери. Узнав об этом, командир дивизии послал в полк своего заместителя по политчасти батальонного комиссара М. С. Корпяка.

С целью отражения контратаки фашистских танков с пехотой, подполковник Пасюков выдвинул для стрельбы прямой наводкой дивизион тяжелых 152-миллиметровых гаубиц-пушек из 246-го гаубичного артиллерийского полка. Их расчеты накрыли контр­атакующие порядки фашистов 40-килограммовыми снарядами. Как только контратака гитлеровцев была отбита, подполковник Пасюков поднял полк и вновь атаковал врага.

Позже в штабе дивизии подполковник А. В. Пасюков расска­зывал генерал-майору К. Н. Галицкому:

—   Когда после отражения контратаки немцев полк продвинулся на несколько километров вперед, мы увидели резуль­таты боевой работы наших гаубиц-пушек. На поле боя стояло около десятка немецких танков: одни из них с развороченными бортами, у других зияли огромные пробоины в лобовой броне, у третьих были оторваны башни.

В июле 1975 года, во время встречи со студентами Белорус­ского политехнического института бывший начальник штаба 24-й Железной Самаро-Ульяновской дважды Краснознаменной стрелковой дивизии полковник в отставке Захар Демидович Подорванов рассказывал:

— Мне и после, в составе уже других дивизий, приходилось участвовать в отражении танковых атак, но применения противни­ком такой массы танков на сравнительно узком участке, как было это 26 июня 1941 года, я больше не видел. К тому же такая атака противника для всего личного состава была первой атакой. И наши славные воины, воины Железной, выстояли.

Во время этих двухдневных боев без устали работали развед­чики дивизии. Они вели постоянный поиск, следили за передвиже­нием противника, приводили «языков». Вечером 27 июня на КП был доставлен пленный, которого захватила группа разведчиков во главе с лейтенантом Никифоровым. Им оказался связной из штаба 12-й моторизованной дивизии. Из документов, изъятых у пленного, стало известно, что 19-я танковая дивизия за два дня боев понесла огромные потери и ей на помощь направляются 12-я и 18-я моторизованные дивизии. Указывались пункты сосре­доточения их частей и подразделений.