Мужество и ге­роизм защитников столицы Советской Белоруссии


Спустя два дня юные следопыты собрались в пионерской комнате, чтобы написать письмо Ф. И. Рябову. Они просили ветерана, как можно подробнее рассказать о мужестве и ге­роизме защитников столицы Советской Белоруссии.

Недели через три со станции Кушмурун ребята получили заказную бандероль от бывшего заместителя политрука дота № 06 Минского укрепленного района Ф. И. Рябова. Воспоминания ветерана заняли более трех ученических тетрадей, исписанных четким убористым почерком. Следопыты стали читать воспоми­нания. «Нас в доте было двадцать два человека,— писал Филипп Иванович.— Двадцать воинов и две женщины, жены наших ко­мандиров. Дот представлял собой четырехпушечную батарею 76-миллиметровых орудий, т. е. два огневых взвода, командирами которых были участники финской кампании младшие лейтенанты Петрочук и Рощин.

Помню, накануне первого боя позвонили из штаба и преду­предили, чтобы гарнизон был готов к возможной схватке с фа­шистами. Могут атаковать и танки. Поэтому с самого рассвета мы внимательно следили за местностью. У перископа постоянно дежурили то младший лейтенант Рощин, то я, то рядовой Женжеро (в начале войны ему было присвоено звание младшего сержанта, а мне — заместителя политрука). Все воины нашего небольшого гарнизона были в готовности номер один.

— Вижу фашистские танки на старом тракте Минск — Виль­нюс,— доложил младший сержант.— Всего шесть машин. Ориен­тир справа — топографический знак, слева — крайнее дерево опушки леса.

— Первое и второе орудия! Бронебойными! Заряжай!— подал команду младший лейтенант Петрочук (он командовал огневиками). Наводчики сержанты Васильев и Бутроменко быстро поймали в перекрестие прицела передние машины.

Дот содрогнулся от одновременного залпа двух орудий и наполнился пороховым дымом.

— Молодцы! — прокричал младший сержант Женжеро.— Оба снаряда попали в цель.

От первых снарядов два вражеских танка загорелись. Не про­шло и десяти минут, как еще два танка остановились на шоссе с перебитыми гусеницами. Очередным залпом у одного из них артиллеристы сбили башню, а другой подожгли. Остальные развернулись и ушли в укрытие.

В тот день мы отбили несколько атак гитлеровцев. Ни одна вражеская машина не прошла по дороге к Минску. Утром после артиллерийского обстрела фашисты ринулись в атаку. Но вскоре отступили, направив на дот свои бомбардировщики.