Мужество ефремовцев


Ранним июньским утром, когда темноту короткой ночи толь­ко-только стали пробивать лучи солнца, у дома начсостава 64-й стрелковой дивизии остановилась когда-то зеленая, а сей­час серая от дорожной пыли «эмка». Среднего роста коре­настый полковник А. И. Ефремов вышел из машины. Повернув­шись к шоферу и бросив на ходу «я сейчас», он начал быстро подниматься по лестнице. На вид ему было лет сорок — сорок пять. На висках черные как смоль волосы густо усеяла седина. На гимнастерке, ярко переливаясь эмалью, блестели орден Красного Знамени и медаль «XX лет РККА».

У одной из квартир полковник остановился и легонько посту­чал в дверь. Вскоре послышались шаги, и дверь открыла невысокого роста миловидная женщина.

— Сашенька! Родной! Наконец-то! Ты надолго?

— Нет, Надюша. На одну минутку. Забежал проститься с тобой и детьми. Как Валя с Володей? Здоровы?

— Здоровенькие оба. Только скучают без тебя. Все спраши­вают, скоро ли приедешь.

Полковник прошел в спальню. Володя, разбросав в стороны ручонки, что-то шептал во сне. Валюша спала, обняв подушку, и улыбалась. Солнечный зайчик играл у нее на лице.

«Выросли ребята»,— подумал полковник, глядя на детей, и, поцеловав их, подошел к жене.

— Надюша, я еду на учения. Смотри за детьми. Береги их. Сама не скучай, родная. Думаю, что скоро вернусь. Будь умницей.

— За детей не беспокойся, все будет хорошо. Спокойно занимайся своим делом да побыстрее возвращайся. Мы тебя будем ждать,— говорила Надежда Куприяновна, крепко обнимая и целуя мужа.

Не знали они, что эта их встреча была последней. Про­исходила она 20 июня, а уже во второй половине дня 21 июня 1941 года эшелон, в котором следовал штаб 30-го стрелкового полка, выгружался на станции Ратомка, под Минском. Командовал полком участник гражданской войны и подавления контрреволюционного мятежа в Кронштадте полковник Алек­сандр Иванович Ефремов.

Прибывших встречал заместитель командира 64-й стрелковой дивизии полковник П. Ф. Малышев. Он указал на карте место расположения полка, а через несколько часов штаб был в лагере недалеко от Заславля, на опушке соснового леса. Рядом — бере­зовая роща, за ней, чуть в сторонке, протекала небольшая речушка.

— Хорошее место выбрали для лагеря,— проговорил полков­ник А. И. Ефремов, обращаясь к своему заместителю по политической части полковому комиссару И. Ф. Маковозову.