Летчики истребительного авиационного полка


Преодолев болото, я выбрался к лесу (сейчас там раскинул свои корпуса Минский ордена Ленина тракторный завод). В одном из котлованов встретил несколько командиров. Среди них был (по его словам) летчик истребительного авиационного полка из Белостока И. И. Иванов. Долго говорили, советовались, что делать дальше. Большинство высказывалось за то, чтобы двигать­ся к своим через линию фронта. А вот где он, фронт, никто из нас не знал. Пробирались проселочными дорогами, в основном ночью. Трудно было с продуктами, однако местные жители всегда приходили на помощь, выручали нас. В деревнях, как правило, показываться было опасно, поэтому мы старались обходить их.

Однажды в лесу взяли в плен гитлеровского связиста. С помо­щью летчика И. И. Иванова, который кое-как мог говорить по-немецки, мы узнали, что бои идут под Могилевом, Витебском, Гомелем, Оршей. Недели через две мы вышли за линию фронта в районе города Рославль Смоленской области. Там я встретил военнослужащих нашего склада и майора Денисковского.

—  А как сложилась ваша дальнейшая военная судьба? — спросили следопыты.

—  Сразу же после прибытия в Рославль меня направили в Москву в Наркомат танковой промышленности. Там пробыл не больше пяти дней. Враг рвался к столице нашей Родины, и в Москве создавались ополченческие соединения. В одном из таких соединений был и я со своим танком.

Потом дрался у стен Сталинграда, уничтожал танки фон Манштейна в донских степях, гнал врага по степям Украины, освобождал родной Минск, сражался на польской земле. День Победы встретил в Кенигсберге заместителем командира танко­вой роты. На фронте стал коммунистом. От рейда по улицам оккупированного Минска осталась у меня на память о майоре его топографическая карта,— Дмитрий Иванович достал коман­дирский планшет с картой, подал ее следопытам.

С волнением развернули ее на столе и стали рассматривать. На старой, обгоревшей, протертой на сгибах топографической карте прочитали карандашную надпись: «Михайлов, ст-на Сошни­ков, л-нт Волков, Пермолов».

— Эта карта,— сказал Д. И. Малько,— мне дороже всего на свете.

Следопыты сидели у стола глубоко задумавшись. Они были потрясены рассказом ветерана. Тогда же решили организовать встречу школьников Заводского района города Минска с Дмитри­ем Ивановичем Малько.