Комсомольский задор


А бои продолжались. Здесь же, у дотов, стойко отбивали атаки врага воины 1-й роты лейтенанта Федора Яковлевича Дедкова. Молодой командир был душой бойцов. Он всегда находился там, где тяжелее. Комсомольский задор, отличная ориентация на местности, личная храбрость позволили лейтенанту сплотить воинов роты в единый монолитный кулак, который срывал вражеские планы, отражал атаки танков и автоматчиков, прочно удерживал занятые рубежи.

Большую помощь оказывали в этом его заместитель младший лейтенант Иордан Алексеевич Мурванидзе и заместитель политрука роты Андрей Семенович Михайличенко. По нескольку вражеских атак ежедневно отбивала рота, десятки гитлеровских автомашин, бронемашин, танков и мотоциклов сожгли и уничто­жили бойцы роты. Еще накануне встречи с противником, когда из штаба дивизии поступил приказ собирать у населения бутылки и наполнять их бензином для борьбы с вражескими танками, комиссар 159-го стрелкового полка батальонный комиссар Пят- ченко и прибывший из штаба дивизии инструктор организовали обучение политработников. Им было показано, как надо напол­нять бутылки бензином, делать фитили и вставлять их в горлышко, куда бросать бутылки. Каждый политработник тренировался в этом несложном, но непривычном деле с тем, чтобы потом передать свои знания истребителям танков во взводах, ротах, батальонах.

Особенно тяжело пришлось воинам 1-й роты 27 июня. В строю оставалось менее половины личного состава, а удерживать нужно было две высоты по обе стороны Раковского шоссе — 309,1 и 322,2. Во время отражения одной из атак Михайличенко находился рядом с окопом командира отделения пулеметчиков младшего сержанта Бондаренко. Два танка, поддерживавшие атаку неприятельской пехоты, поливая из пулеметов окопы наших стрелков, стремительно приближались к окопам пулеметчиков.

— Приготовить бутылки! — приказал Михайличенко команди­ру отделения.— Подпускать танки поближе.— А когда до вра­жеских машин осталось не более 10—15 метров, добавил: — Пора! — и тут же бросил в надвигавшийся танк связку гранат. Одновременно в танк полетела бутылка с бензином, брошенная Бондаренко. Танк остановился. По броне побежали языки пламе­ни, и вскоре его затянуло густым, черным дымом. Второй танк, обойдя горящий, стал утюжить окопы, но вскоре и он задымил. Автоматчики же наседали.