Командир ОРБ майор Щука


Вторая разведывательная группа, посланная в район города Ошмяны во главе с командиром автобронероты ОРБ лейтенантом Петром Алексеевичем Леоновым, доносила, что в районе Ошмян появились немецкие танки. С ними ведут бой курсанты Вильнюс­ского военного училища. В этот район начали прибывать части 50-й стрелковой дивизии генерал-майора Василия Павловича Евдокимова, но они были еще в пути и, конечно, едва ли могли сдержать танковую армаду 3-й танковой группы генерал- полковника Гота, который рвался к Минску.

Генерал-майор Галицкий тут же сообщил об этом командиру 21-го стрелкового корпуса генерал-майору Владимиру Борисо­вичу Борисову, направив к нему офицера связи.

Командир корпуса передал через связного приказ К. Н. Галиц­кому выдвинуть дивизию на участок Трабы — Субботники, занять там оборону и преградить путь гитлеровским войскам на Минск. Части Железной успели занять оборону.

Утром 25 июня на шоссе показалась колонна немецких войск. Впереди шло несколько танков, а за ними вперемежку: огромные грузовики с пехотой,,группы мотоциклистов, танки. Колонна при­ближалась. В бинокль уже хорошо видны даже лица вражеских солдат. У многих танков открыты верхние люки. Было ясно, что противник не ожидал встретить здесь наши войска, поэтому и двигался безо всяких предосторожностей.

Генерал-майор К. Н. Галицкий расположил два стрелковых полка — 7-й подполковника А. В. Пасюкова и 168-й майора

С. И. Портнова в первом эшелоне обороны. Усилил их двумя дивизионами 160-го артиллерийского пушечного полка майора

А. А. Бородина и дивизионом 246-го гаубичного артполка под­полковника И. В. Галкина. Остальные подразделения держал в оперативном резерве.

Когда гитлеровская колонна приблизилась на расстояние до 400 метров, командир дивизии отдал команду артиллеристам:

— Огонь!

По всей колонне взметнулись взрывы, уничтожая вражескую технику и солдат. Запылали автомашины и танки, переворачива­лись мотоциклы. Началась паника — солдаты соскакивали с ма­шин, но тут же попадали под пулеметные очереди стрелков. За короткое время вражеская колонна была разгромлена. Уце­левшие танки, отстреливаясь из пушек и пулеметов, поспешно отходили назад.

На поле боя осталось около трех десятков вражеских танков, более пятидесяти разбитых автомашин, несколько десятков мотоциклов. Воины Железной захватили и пленных — до сотни гитлеровских солдат и офицеров из 19-й танковой дивизии.