Геройство советских воинов


Оставшиеся орудия посылали снаряд за снарядом в насе­давшего врага. Ряды артиллеристов редели. У одного из орудий вел бой младший лейтенант Зайцев. В этом бою он получил два ранения, но с огневых позиций взвода не ушел. Наскоро пе­ревязав раны, младший лейтенант заменил тяжелораненого заряжающего, а затем наводчика. Оставшись вдвоем с под­носчиком снарядов, тоже получившим несколько осколочных ранений, он продолжал громить врага. Его орудие замолчало лишь тогда, когда рядом со станиной разорвался фашистский снаряд.

Теперь с вражескими танками бой вело лишь орудие рядо­вого Очетова. Оставшись один, комсомолец сам подносил сна­ряды, заряжал орудие и стрелял. Неся очередной снаряд, храб­рый наводчик увидел, что на орудие на большой скорости мчится танк. «Только бы успеть»,— подумал комсомолец. Он потерял много крови и едва держался на ногах. Но приближав­шаяся смертельная опасность заставила воина мобилизовать все свои силы. Очетов преодолел последние метры до орудия, за­рядил его, закрыл замок и успел дернуть за шнур. Орудийный выстрел прогремел как раз тогда, когда гитлеровский танк взо­брался на бруствер. Всего на какую-то долю секунды комсомо­лец опередил врага. От удара снаряда в днище танк встал на дыбы, затем всей тяжестью рухнул на орудие и подмял его.

Вместе с орудием геройски погиб и комсомолец-наводчик, последний защитник на этом рубеже обороны рядовой Очетов.

А воины стрелковой роты в это время вели жестокий бой с вражескими автоматчиками. Рота понесла большие потери. Доходило до рукопашной, чего не выносили гитлеровцы и на­чинали отступать. Но красноармейцы не решались далеко пре­следовать убегавших, потому что в тылу у стрелков были про­рвавшиеся вражеские танки, с которыми вели бой артиллеристы.

— Прорвавшиеся по старому тракту Вильнюс — Минск несколько танков были уничтожены артиллеристами дота № 06, расположенного у деревни Мацки. Так сражался с врагами огне­вой взвод младшего лейтенанта Зайцева и геройски погиб на огневых позициях, надолго задержав противника на подступах к Минску,— закончил свой рассказ бывший комиссар 163-го легкого артиллерийского полка, в то время батальонный комис­сар Георгий Алексеевич Храброе.

— Это был мой первый бой,— добавил он.— Правда, мне не пришлось в нем участвовать до конца, потому что был сильно контужен. Полная картина сражения с врагом огневого взвода младшего лейтенанта Зайцева вырисовалась несколько позже, когда санитары подобрали у одного из орудий тяжелораненого заряжающего и отправили в медсанбат. Туда доставили и меня. От заряжающего я узнал подробности боя артиллеристов. Очень сожалею, что не помню фамилии бойца и ничего не знаю о нем.