Геройский подвиг Гастелло


Мелькали под крылом рощи и перелески, дубравы и поля, луга и ниточки рек Смоленщины, затем—Белоруссии. Сначала летели спокойно — гитлеровцев не ждали, но, подлетая к Минску, насторожились. Вот и Минск. Но что это? Города не видно из-за сплошной дымовой завесы. Он горел. Гастелло отвернул машину вправо и обошел город стороной.

— Товарищ капитан,— обратился штурман Бурденюк к коман­диру корабля.— Посмотрите влево.

Гастелло чуть-чуть повернул голову и увидел землю. Там шел ожесточенный бой. На поле виднелись черные дымные костры — горели немецкие танки.

— Вот так и мы должны работать,— сказал Гастелло штур­ману.— На земле ждут нашей помощи. Смотрите в оба.

Через несколько минут полета на запад экипаж бомбардиров­щика увидел на шоссе длинную колонну фашистских автомашин с пехотой, танки, бронеавтомобили. Левее шоссе виднелась деревушка. Гастелло прикинул по карте — это были Декшняны. Недалеко от них у леса — огромное скопище техники. Между машинами снуют автоцистерны. «Да это же бензозаправочный пункт. Надо бомбить»,— подумал Гастелло и тут же, покачав крыльями, бросил машину в пике.

Бурденюк мгновенно оценил обстановку. По одному ему известным расчетам, в точно установленное им время Анатолий раскрыл нужные замки, и смертоносный груз устремился к

земле. Еще мгновение — и на земле полыхали десятки машин, танков. А взрывы продолжались, и огненная масса расползалась во все стороны.

Гастелло ушел на второй заход, а на колонну гитлеровцев устремился самолет старшего лейтенанта Воробьева. Его бомбы, как и бомбы комэска, ложились точно в цель — среди скопления вражеской техники. От вспыхнувшего бензина море огня. Все вокруг горит.

Капитан Гастелло повел самолет во вторую атаку. Лейтенант Бурденюк и на этот раз не подкачал. Вторая серия бомб также угодила в колонну. Самолеты Воробьева и Висковского шли следом. Вдруг над деревней Миговка машину Гастелло под­бросило в воздухе.

— Снаряд попал,— подумал Гастелло и тут же отвернул бомбардировщик в сторону.— Опомнились, гады.

Самолет еще раз прошила серия снарядов. Один из них попал в бензобак. Бензин начал растекаться по плоскости, и вспыхнуло яркое пламя. Оно стало подбираться к левому мотору, он загорелся. Огонь мгновенно перебросился на крылья, стал приближаться к кабине пилота. Усилия Гастелло сбить пламя ни к чему не привели. Огненные языки лизали кабину летчика, со всех сторон охватывали фонарь штурмана. Еще можно было покинуть горящую машину, ведь парашюты имелись у каждого члена экипажа. Но внизу находился смертельный враг. А попасть к нему в руки — хуже смерти.