Диверсии гитлеровцев


Осталось три снаряда. Задымил еще один танк. В это время рядом с пушкой разорвался вражеский снаряд, лейте­нанта отбросило от щита. Но он поднялся и направился к ящику со снарядами. С трудом подняв один из снарядов, он медленно пошел к пушке. Слева на нее мчался фашистский танк, которого лейтенант не видел, сосредоточив все свое внимание на двух танках справа, приближавшихся к позициям батареи. Раздался выстрел, и один из танков загорелся. Танк, появившийся слева, подмял под себя последнюю пушку батареи вместе с ее коман­диром. Так, до последнего вздоха дрались артиллеристы 575-го полка.

Когда в первой половине дня 27 июня батарея лейтенанта

А. Л. Никифоровича из 575-го артиллерийского полка вступила в единоборство с немецкими танками, на огневых позициях находились и медики. Они тут же, на поле боя, оказывали первую помощь раненым воинам. Легкораненые после перевязки снова становились к орудиям и продолжали вести жестокий бой с фашистами. Тяжелораненых санинструкторы на себе выносили в тыл, оказывали им необходимую помощь и отправляли в медсанбат дивизии. Медицинские работники, не жалея себя, под огнем постоянно висевших в воздухе фашистских самолетов, выполняли свои благородные обязанности — помогали искале­ченным воинам, возвращали их в строй.

Хирургическая сестра старший военфельдшер 108-й стрелко­вой дивизии Вера Ефимовна Слесаренко (Сластенова) из Харь­кова во время встречи ветеранов дивизии со школьниками московской средней школы № 707 в мае 1985 года рассказывала о событиях грозного 41-го под Минском.

— Я прибыла в 108-ю стрелковую дивизию в июне 1941 года, когда шли тяжелые бои в районе Дзержинска. Там оборону держал наш 444-й стрелковый полк совместно с артиллеристами. Наши воины дрались с врагом храбро, держались на своих пози­циях стойко. Много гитлеровцев они там уничтожили, но и сами несли Тяжелые потери. Особенно много было раненых 27 и 28 июня. Мы, медики, работали без отдыха, без перерыва и не успевали обработать раненых. Нам было трудно еще из-за того, что немцы чаще всего стреляли разрывными пулями и раны от них были огромные, страшные. Часто нам помогало граж­данское население.

Гитлеровцы прибегали к различного рода диверсиям. Помню такой случай. Числа 25—26 июня 1941 года к нам в 157-й мед­санбат прибыла женщина с направлением Минского горздравотдела на должность врача. На второй же день благодаря бди­тельности наших медработников и раненых она была задержана при попытке отравить пищеблок. Ее арестовали. При тщательной проверке документов обнаружили подделку. Среди ее вещей нашли пакеты сильнодействующего яда. Диверсантку расстре­ляли перед строем врачей, всего персонала медсанбата.