Члены героических экипажей


Благодаря усилиям и настойчивости красных следопытов был найден один из членов героического экипажа, о подвиге которого ходили легенды. Кто же остальные члены экипажа? Как сложилась их судьба? Где они теперь? Следопыты верили, что в живых остался не только Д. И. Малько. И продолжали поиск. Им занима­лись и журналисты. Они предложили Д. И. Малько выступить перед телезрителями с рассказом о событиях 3 июля 1941 года в Минске.

Такая передача была организована молодежной редакцией Белорусского телевидения. Материалы о шести отважных воинах поместили многие белорусские и некоторые центральные газеты и журналы. О подвиге узнала вся страна. Следопыты ждали писем. И они пришли: от ветеранов войны, молодежи, воинов Советской Армии. Все восхищались подвигом шести бесстрашных, просили сообщить адрес Дмитрия Ивановича Малько.

Однажды юные следопыты получили письмо из редакции газеты «Правда», куда написала жена бывшего военнослужащего Михайлова из Одессы. Она сообщала, что ее муж перед войной служил в Белоруссии в звании майора. В начале войны он прислал одно-единственное письмо. Она просила сличить его почерк с надписями на карте. Следопыты, журналисты, Д. И. Малько сверили почерк письма с пометками на карте. Буквы «к» и «в» совпадали по начертанию. Трепетно забились сердца у юных исследователей. Для уточнения следопыты отдали письмо и карту криминалистам, и те ответили: «Нет, почерки не идентичны».

Искали танкистов и минские суворовцы. С их помощью были найдены архивы Минского пехотного училища, собраны фотогра­фии всех довоенных преподавателей, выпускников училища, курсантов, их документы. В училище был создан музей. И вдруг — находка. Ребята обнаружили фотографию комиссара училища Михайлова. Немедленно пригласили Д. И. Малько. Волновались суворовцы, волновались и преподаватели, волновались следопы­ты. Дмитрий Иванович долго всматривался в черты комиссара училища… Нет, не он…

— Может быть, память подводит? — подумал вслух Маль­ко.— Но нет, майора и курсантов я и еще через четверть века узнаю, если встречу где-нибудь.

В конце марта 1967 года Д. И. Малько получил письмо с Украины. Электрик совхоза «Красный забойщик» Криворож­ского района Николай Евсеевич Педан писал, что в 1941 году перед самым начало^ войны ему пришлось быть в воинской части, расквартированной недалеко от Минска. Здесь его и застала война. Вместе с курсантами этой части, которыми командовал майор (фамилии майора не знал), на учебных танках он выполнял задания командования. А когда их танки застряли в болоте после налета фашистских бомбардировщиков, то вместе с майором пошел в разведку. На обратном пути их группа встретила танк Малько. Заканчивалось письмо словами: «Пока все, что я хотел вам написать о себе, а остальное вам известно… С приветом Николай Педан».