Артпод­готовка на штурм дота


Сам прильнул к окуляру перископа. Гитлеровские автоматчики скопились на опушке леса северо-западнее дота. И вот они стали приближаться, надеясь напасть неожиданно. Подпустив фашистов на близкое расстояние, младший лейтенант Рощин подал команду пулеметчикам:

— Длинными очередями, по фашистам, огонь!

Гитлеровцы от неожиданности приостановились, а по ним

в это время ударили пулеметы из дота у деревни Мацки.

Положение защитников железобетонной крепости станови­лось все тяжелее. Кончилась вода, хотя и расходовали ее очень экономно. Младший лейтенант Рощин несколько раз посылал бойцов к реке, чтобы под покровом ночи они принесли воды. Но запасаться ею становилось все труднее, потому что про­странство вокруг дота простреливалось неприятелем. А вода нужна была нам, и в первую очередь раненым, число которых после каждого боя увеличивалось.

— Товарищ младший лейтенант,— обратился я к Рощину.— Разрешите мне сходить за водой. Я хорошо знаю местность.

В Минск они уже не попадут

— Ну что ж,— ответил командир огневого взвода после не­которого раздумья.— Отправляйтесь. Только будьте внима­тельны.

Я взял термос, надел на него чехол, чтобы не гремел, на­цепил на ремень несколько фляг и выполз из дота. По пути к реке несколько раз попадал под обстрел. Однако все обошлось. В речке наполнил термос и фляги, напился сам и, как ящерица, стараясь не шуметь, стал продвигаться к доту. Около двух часов пришлось потратить на то, чтобы доставить воду в дот…»

В следующем письме следопыты просили Ф. И. Рябова назвать фамилии бойцов, вместе с которыми ему пришлось сдерживать врага на подступах к Минску.

Из ответного письма ветерана следопыты узнали, что коман­довали огневыми взводами младшие лейтенанты Петрочук (из Казрелии) и Рощин (из Ленинграда). В доте были их жены (имен не запомнил, командиры отделений сержанты Бутроменко, Васильев, старший сержант Ляхов, бойцы Алферчик, Дергачев, Бобков (белорусы), младший сержант Женжеро, рядовые Мышак, Луценко (украинцы), Синицын, Юров, Федоров (русские), Газиф Зайнутдинов (татарин). Был и сержант Волков (белорус), который погиб на третий день войны: когда нашими воинами в районе Заславля был сбит немецкий самолет. Сержанта Волкова с тремя бойцами послали к месту падения самолета, чтобы взять в плен летчиков. В перестрелке сержант был убит. Фамилий остальных бойцов Ф. И. Рябов не помнил.