Яростные атаки немцев


В очередном рапорте инструктор лейте­нант Николай Глобин просил об од­ном и том же — направить на фронт. Он не особенно на­деялся на положительный ответ. На всех рапортах подоб­ного содержания обычно было написано одно слово: «От­казать!»

— Здесь у нас тоже фронт,— заметил начальник учи­лища.

— Так точно, фронт! — с готовностью ответил ин­структор.

— Тогда в чем же дело?

Глобин шагнул поближе к столу и высказал все, о чем думал:

— Для того, чтобы обучать курсантов умению побе­ждать сильного врага, необходим фронтовой опыт. Курсан­ты с особым доверием относятся к тем инструкторам, кто сам летал в бой. Тогда они и «небесные» науки усваивают быстрее. В этом вся соль!

Доводы Глобина были понятными. Они — не откры­тие. Однако не среагировать на эту настойчивость летчика-инструктора, видимо, было уже нельзя, и начальник удовлетворил просьбу лейтенанта.

Так Николай Глобин попал на фронт. Попал в то вре­мя, когда залпы битвы на Курской дуге уже отгремели и советские войска били врага на всех рубежах. Впереди был Днепр. Еще хозяйничали оккупанты на земле Украины, Белоруссии, Молдавии, Прибалтики… Еще ждали своего освобождения народы стран Европы. И летчик понимал: всюду, на всех маршрутах и направлениях предстояли еще серьезные бои и сражения. В них и сумеет он обрести тот опыт, которого так недоставало ему при обучении кур­сантов.

В небе войны летчики сражались отважно. Глобин не однажды читал в газетах об их подвигах. В одной из них он увидел фамилию своего земляка и друга Георгия Бе­регового. Прочитал, как вместе с экипажами эскадрильи он разгромил целую колонну машин с военными грузами и живой силой врага. И Николаю снова вспомнилось, как, расставаясь с другом, провожал он лейтенанта Берегового на фронт.

— Скоро и я там буду,— сказал он Георгию.

— Тебя же в училище оставляют. Инструктором.

— Думаю, что это ненадолго.

— Буду ждать. Может, и вправду встретимся.

— Обязательно встретимся!

Однако в училище требовались опытные инструкторы, и попасть на фронт Глобину удалось не скоро…

По дороге в полк, то и дело поглядывая в бездонье чистого синего неба, летчик еще и еще раз думал о Бере­говом. Он ехал на фронт с надеждой на встречу с другом.