Вторжение немецко-фашистских войск


Свидание длилось недолго. Почти до рассвета говорил Борис с матерью и сестрой. А наутро стало известно, что немецко-фашистские войска вторглись на землю нашей Родины. Быстрых попрощался с матерью и Людмилой и на том же У-2 немедленно вернулся в полк.. В те минуты расставания с сыном и братом ни мать, ни сестра даже предположить не могли, что увидеться с ним больше не суждено никогда. То была их последняя встреча.

Уже на другой день войны лейтенант Быстрых в соста­ве звена бомбил на белорусской земле моторизованную колонну врага, рвавшегося на восток. Экипажи ско­ростных бомбардировщиков причинили гитлеровцам серь­езный урон. После их ударов с высоты на большаке заго­релись не менее дюжины машин, а прилегавшее к дороге поле усеялось трупами.

Во время очередного захода на эту же колонну сна­ряд зенитного орудия ударил в бомбардировщик. Осколки повредили элерон правой плоскости, продырявили бензо­бак. Один мотор вышел из строя, остановился. Это, однако, не вывело Бориса Степановича из равновесия. Свой СБ он привел на аэродром на одном моторе и удачно произвел посадку. Неисправности на самолете устранили уже на следующий день.

С каждым новым ударом по врагу росло и крепло бое­вое мастерство летчика-коммуниста Бориса Степановича Быстрых. В составе этого экипажа летали еще два Степа­новича — начальник воздушно-стрелковой службы капи­тан Николай Фунаев, в качестве штурмана, и стрелок-радист старший сержант Павел Шевель. В полку их так и звали — три Степаныча или просто — экипаж Степаны- чей. Фунаев и Шевель гордились тем, что командир их экипажа, а затем и звена стал Героем Советского Союза.

В первые дни войны Борис Степанович — его нередко называли главным Степанычем — совершил боевых вы­летов на СБ больше всех в полку. Летал он смело. Впро­чем, и остальным Степанычам — штурману и стрелку-радисту — отваги тоже было не занимать. Оба уже отличи­лись в боях, оба отмечены боевыми наградами. Выделялся экипаж высокой слетанностью, своим мастерством. Ему по плечу было самое сложное задание. О Степанычах в полку говорили с неизменным уважением.

Летали Быстрых, Фунаев и Шевель без устали. Было время, когда Борис Степанович опередил по числу боевых вылетов даже самого командира эскадрильи Алексея Смир­нова. В тот период главный Степаныч совершил уже около 180 полетов через линию фронта. 35 из них — на воздуш­ную разведку войск противника. Это значит, что тридцать пять раз он подвергался наибольшей опасности. Ведь по­леты на разведку выполнялись обычно одиночным экипа­жем и притом без прикрытия истребителей.