Возвращение советского экипажа


Пока полковник говорил со Смирновым, сумерки сгу­стились окончательно. О возвращении экипажа на свою «точку» уже не могло быть и речи. Аэродром не оборудо­ван средствами посадки в условиях ночи, и Пе-2 призем­литься в темноте не сможет. К тому же требовалось время на ремонт самолета. Придется ждать до утра.

С наступлением ночи гитлеровцы прекратили артилле­рийско-минометную стрельбу по району окруженных. Алексей Смирнов, Александр Меркурьев и Натан Стратиевский принялись за ремонт бомбардировщика. Им помо­гали техники и механики. Общими усилиями устранили повреждения, заделали пробоины в бензобаке.

— Топлива в баках у вас совсем мало,— заметил тот самый техник с дюжими руками, которого Стратиевский встретил первым,— На таких остатках и до линии фронта не дотянете.

— Как же нам быть? — забеспокоился Смирнов.

Думали все вместе. Топливозаправщиков на аэродроме

не было.

— Есть выход. Есть! — сказал техник,— Видите: «ишачки» стоят. Разбиты они. А топливо в баках, кажись,

осталось.

Бензин перекачали в канистры и ведра. Топливные емкости Пе-2 заполнили почти до половины. Этого вполне достаточно на обратный маршрут. Однако была еще ночь, темная и тревожная, с выстрелами из ракетниц и яркими звездами, что мерцали в разрывах дождевых облаков. Взлетать пока было рано.

Экипаж бомбардировщика расположился под ветвисты­ми кленами. Рядом находились «безлошадные» летчики-истребители. Говорили о войне, о тех трудностях, которые приходилось преодолевать и воинам армии, и мирным лю­дям. Тяжкие, очень тяжкие испытания выпали на долю советских людей. Летчики-истребители надеялись скоро вырваться отсюда и снова вернуться в строй воздушных бойцов. Все они верили в победу нашего оружия.

Однако чувствовал лейтенант Смирнов: тоскливо было на душе у товарищей. По стечению обстоятельств они не сумели своевременно отсюда выбраться, попали в окруже­ние. Сам-то Алексей Пантелеевич улетит вместе с экипа­жем, едва в небе затрепещут проблески рассвета. А лет­чики, товарищи по оружию, останутся. Ранним утром пол­ковник соберет всех бойцов и командиров в единую ударную группу и поведет их в бой. Удастся ли им вы­рваться из огненного кольца? Ответить на этот вопрос не мог никто. Для многих, наверное, бой на рассвете станет последним. И потом для тех, кто вырвется из окружения, рейд по вражеским тылам тоже будет не из легких. Слиш­ком уж далеко от берегов Днепра откатился фронт за эти последние дни ожесточенных боев.