Воздушные бойцы де­журной эскадрильи


У лейтенанта Ершова озорно сверкнули глаза, шевель­нулись, приподнялись густые темные брови, и он неожи­данно рассмеялся. На него обратил внимание лейтенант Иван Белокудренко. Он перевел взгляд на раскрашенный нос «яка», сказал:

— Ну, размалевали!

А Ершов смеялся еще звонче. Здорово же изобразил он стрелу на истребителе своего товарища!

— После дежурства такую баню тебе устрою! — по­грозил ему кулаком Белокудренко из кабины истребителя.

Теперь уже смеялись все летчики. Алексей Василье­вич видел: алые стрелы на самолетах вызвали у них одоб­рение. Это в какой-то мере обрадовало Алелюхина. «А что «скажут» теперь по этому поводу враги? — подумал он.— Быть такого не может, чтобы они не среагировали на необычный камуфляж!»

Оглядывая чистое, без единого облачка небо, летчики терпеливо ждали сигнальной ракеты. В час опасности она неизменно взвивалась над командным пунктом. Но раке­ты не было. Где же они, эти отборные «удэтовцы»? Сколь­ко можно еще томиться в ожидании без дела в кабинах истребителей?

До конца дежурства оставалось около четырех минут. Экипажи эскадрильи капитана Амет-Хана Султана, гото­вясь заменить летчиков Алелюхина, уже направлялись к своим боевым машинам. И в это время над командным пунктом полка затрепетала зеленым цветом долгождан­ная ракета. Моторы всех «яков» с ярко-алыми стрелами запустились без единой заминки. Полевой аэродром по­тонул в пыли и оглушительном реве.

— Взлетаем одновременно всеми экипажами,— ско­мандовал Алелюхин по радио.— В воздухе я — «Четыр­надцатый».

«Яки» устремились в небо. Строго выдерживая место в строю, десять истребителей шли поначалу на малой высо­те. Перед линией фронта приподнялись. Алелюхин с гор­достью смотрел на товарищей. Нельзя было не радовать­ся их боевому порыву, их жажде боя. Такие не подведут, не дрогнут в схватке с врагом!

Справа по курсу показались силуэты фашистских са­молетов. Алелюхин развернулся и повел эскадрилью на­перерез противнику. Гитлеровцы заметили стремительно приближавшихся «яков». Неожиданно они рванулись в сторону и начали уходить переворотом вниз. Враг не при­нял боя. «Что за чертовщина?! — думал Алексей Василь­евич.— Не ловушка ли это? Не собирается ли противник построить какой-то особый хитроумный маневр?»

Однако гитлеровцы сами дали ответ на этот вопрос.

— Ахтунг, ахтунг! — раздалось в наушниках шлемо­фонов тревожное предупреждение.— В небе русские асы Алелюхина!