Удары по наземным целям


Удары по таким наземным целям осуществляли обыч­но штурмовики или бомбардировщики. Но им, видимо, труднее было подобраться к этой цели. И летчики-истре­бители стали готовиться к нанесению удара по зенит­чикам.

Восьмерка загруженных бомбами истребителей взлете­ла и взяла курс к горе Митридат. Группу вел майор Жу­равлев. Батарея здесь была своеобразным ключом противо­воздушной обороны города. Как ни строй свои маневры, а подойти к ней скрытно невозможно.

Голую, без единого деревца вершину Митридата лет­чики увидели сквозь дымку, едва набрав высоту. Не было у них сомнения в том, что и зенитчики заметили наши самолеты и уже изготовились к открытию огня. Бомбовый груз на истребителях не так велик, и важно было сбросить его поточнее.

Уже при подходе к горе в воздухе вспыхнули разрывы снарядов. Гитлеровцы, как и предполагалось, не замедлили открыть пальбу по нашим самолетам. Огонь нарастал. Дымные шапки плотно усеивали небо. Истребители пере­шли почти в отвесное пикирование. Навстречу огненным вихрем неслись снаряды. Журавлев понимал, что доста­точно одному этому «шарику» попасть в кабину, и все бу­дет кончено. Смерть проносилась рядом. Но в секунды ата­ки все внимание он сосредоточил на орудии, что удобно пристроилось на склоне горы.

Скорость пикирования нарастала. Стремительно нес­лась навстречу земля. Еще четче обозначилось в прицеле орудие с ее суетившейся прислугой. Журавлев сбросил бомбы и сразу же — ручку на себя. Перегрузка на выходе из пикирования еще заметнее возросла, еще острее ощу­щалась боль в зарубцевавшихся ранах.

Когда истребитель перешел в горизонтальный полет, Александр Матвеевич оглянулся. Оглянулся всего на се­кунду, но и за это время сумел разглядеть многое. Прежде всего увидел, что Алексей Герасин летел следом. Значит, невредим. А над горой Митридат, над ее вершиной и скло­нами колыхались, тянулись в сторону моря облака дыма. Огонь зенитчиков, правда, продолжался, но сила его зна­чительно ослабла.

В первой атаке истребителям не удалось расправиться с батареей полностью, и ведущий группы отдал экипажам приказ на повторный заход. На этот раз они вышли на огневые позиции батареи на бреющем полете. Стреляли по орудийной прислуге почти в упор. И фашистские зенит­чики еще более притихли.