Трудности при бомбардировке


Эти сомнения и озабоченность Алексея Царегородского стали понятными Натану Стратиевскому, всем авиаторам эскадрильи уже после первого удара по крепости. Каза­лось, никаких трудностей при бомбардировке цитадели экипажи не испытывали. Истребители врага не досажда­ли — не близко было лететь им до Познани. Очень робко постреливали по «петляковым» и зенитчики: их у немцев оказалось немного. И сама крепость от аэродрома находи­лась, можно сказать, рядышком: даже маршрут на картах прокладывать не требовалось. Пикировщики поднимались в небо, и перед взором экипажей почти сразу же открыва­лась панорама крепости. Тихо несла свои воды Варта, вид­ны были кварталы зданий и улицы города, по которым уже начинали движение трамваи и автобусы. Для жителей освобожденной от оккупантов Познани начались мирные дни, а рядом, в крепости, засел враг.

Первый бомбовый удар не причинил цитадели сколько-нибудь существенного урона, и на разборе этого полета командир полка А. Ю. Якобсон говорил:

— Бомбили, будто на полигоне. А результаты? Скажу откровенно, неважные они, результаты-то. В чем здесь де­ло, товарищи? Во-первых, ни одна крепостная стена не рухнула. Во-вторых, в момент удара фашисты укрылись в подземных казематах из бетона, а когда экипажи отбом­бились, они снова заняли свои места у бойниц. И опять гитлеровцы обстреливают мирных горожан, наши назем­ные войска. А ведь она, пехота наша, находится в непо­средственной близости от крепости…

На другой день «петляковы» снова поднялись в небо. На этот раз вооруженцы подвесили бомбы потяжелее — ФАБ-250. Но и эти фугасы пробить перекрытия убежищ, разрушить стены не могли.

Стало ясно, что для такой цели нужны бомбы весом в 1000 килограммов. На аэродроме, в батальоне обслужива­ния, таких ФАБов не было. Их нашли не так скоро. До­ставили на стоянки.

— Вот это погремушки! — восторженно проговорил комсорг полка гвардии сержант Алексей Сашин.

На каждый Пе-2 вооруженцы подвешивали по одной бомбе.

Разрушительная сила таких фугасов была известна. Казалось бы, сбрось эти бомбы на крепость — и дело сде­лано. Но теперь командир полка, экипажи столкнулись с новой проблемой. С малой высоты ФАБ весом в тонну бросать запрещено всеми инструкциями — от взрыва и осколков экипаж может погибнуть. При бомбардировке же с большой высоты не всегда достигалась достаточная точ­ность. И если фугас не взорвется внутри крепости, а гро­мыхнет рядом с ней, значит, могут пострадать и находив­шиеся почти рядом дома мирных жителей, поляков. Этого допустить было нельзя.