Столкновение с вражеским аэропланом


Товарищи с уважением смотрели на старшего лейтенан­та Ковзана. Летчики, особенно молодые, то и дело обраща­лись к нему за советами, просили поделиться опытом та­ранных ударов. Ведь война продолжалась, и каждый из воздушных бойцов может оказаться в таком положении, когда таран станет единственной возможностью одержать над врагом победу.

Борису Ковзану было известно, что идея таранных уда­ров принадлежала замечательному русскому летчику П. Н. Нестерову. Сам же Петр Николаевич и осуществил ее на практике. Вскоре после начала первой мировой войны он вступил на высоте в поединок с самолетом-разведчиком «Альбатросом», пилотируемым австрийским бароном Ро­зенталем. Смело, расчетливо использовал летчик свой са­молет для истребления врага. Он набросился на «Альба­троса» подобно орлу, обрубил ему крыло, и тот рухнул на землю. Штабс-капитан П. Н. Нестеров погиб. Правда, по­гиб не во время столкновения с вражеским аэропланом, а уже на земле. Перед вылетом он не успел закрепить при­вязные ремни. На посадке самолет вскочил в рытвину, и Петра Николаевича выбросило с сиденья.

— Когда Нестеров совершил свой первый в истории авиации таран? — спросил Ковзан прибывших в полк вы­пускников училища.

— В августе тысяча девятьсот четырнадцатого года! — бойко ответил один из летчиков-новичков.

— Совершенно верно!

Этот разговор состоялся 13 августа 1943 года. Значит, со времени первого таранного удара П. Н. Нестерова про­шло без малого 29 лет. Не думал Борис Иванович, даже предположить не мог, что в тот августовский день сорок третьего судьба уготовила ему еще одно жесточайшее ис­пытание на силу воли и мужество.

Задание у старших лейтенантов Ковзана и Николая Шарова было простое — ознакомить молодых летчиков с линией фронта, одновременно потренироваться в слетан­ности.

Ведущим первой пары шел Борис Иванович. Шаров и его ведомый летели позади, на сравнительно небольшом удалении. Перед истребителями открылось озеро Ильмень. Ковзан окинул его зачарованным взглядом. Вода в озере отсвечивала синевой. Поросшие деревьями берега выгля­дели живописными. Над озером колыхались легкие пу­шистые облака. Казалось, и войны никакой не было. Но война шла. Она напомнила о себе, когда земля неожидан­но ощетинилась яростным огнем зенитных орудий самых разных калибров. Это — опасно. Пусть запомнят молодые летчики расположение вражеских батарей и по возмож­ности обходят их стороной. Такая предосторожность в по­летах через линию фронта не была излишней.