Советские техники и механики


Техники и механики тотчас же принялись за свое при­вычное дело. Расстояние от аэродрома до объекта нанесе­ния удара было сравнительно невелико — немногим более 80 километров, и вооруженцы, учитывая это, подвесили на каждый пикировщик по 1000 килограммов фугасных и осколочных бомб. На всю работу они затратили времени намного меньше установленных норм.

Экипажи находились здесь же, на стоянке «петляковых», в готовности к немедленному вылету. Ждали сигна­ла. Но из-за низкой облачности, из-за тумана подняться в воздух они не могли. Время нанесения удара пришлось отодвинуть.

Лишь в 13.00, когда небо просветлело, над командным пунктом вспыхнули три зеленые ракеты.

— По самолетам!

Загрохотали, разорвав тишину, моторы, и пикировщи­ки один за другим пошли на взлет.

Группу «петляковых» повел на задание командир 1-й эскадрильи гвардии капитан Павел Субботин.

Еще перед вылетом полковник Ф. М. Федоренко пред­упредил всех командиров, что пойдет в составе группы контролером. Это налагало на летчиков особую ответствен­ность.

Экипаж Федора Михайловича летел к железнодорож­ному узлу тоже, разумеется, не пустым. Он шел с полной бомбовой загрузкой. В эти дни полк не испытывал недо­статка в бомбах. Дело в том, что во время наступления наши войска захватили вражеские склады боеприпасов, в которых хранились тысячи авиабомб самого разного веса и назначения. Эти бомбы с клеймом одной из германских фирм и несли теперь на своих сильных крыльях пикиров­щики. Несли, чтобы обрушить на голову врага.

— Перед нами аэродром истребителей прикрытия! — доложил П. П. Субботину штурман эскадрильи Герой Со­ветского Союза гвардии капитан Андрей Крупин.

Это Павел Петрович видел уже и сам. Видел он и то, что «ястребки» своевременно взлететь не смогли, и «пет- ляковым» пришлось выполнить над аэродромом круг. На­конец «яки» помчались по полосе. В момент разбега на поле вихрилась пыль.

— Уточни, сколько их,— обратился Субботин к штур­ману.

— Вижу троих,— последовал ответ.

— Маловато для такого полета.

— Нападение «мессеров» не исключено.

— Будем держаться!

Малочисленность истребителей сопровождения не мог­ла не озадачить Павла Субботина, Полет без прикрытия мог привести к потерям. И сделать уже фактически что-нибудь невозможно. Разве что доложить об этом полков­нику Федоренко, который шел в строю правым ведомым командира эскадрильи. Перед вылетом он заверил веду­щего, что «яков» дадут не менее трех пар. А в действи­тельности? Как это понимать? Может быть, каждый из них собирается сражаться за двоих?