Советские пехотинцы


Земля была совсем уже близко. Однако гитлеровцы давно, видно, заметили нашего летчика, следили за ним и, когда поняли, что живым его не взять, открыли ружей­но-пулеметную стрельбу. В направлении к парашютисту потянулись сверкающие огнем пулеметные очереди. «От такой пальбы не спастись!» — подумал Николай. И верно, поначалу очередь продырявила купол парашюта, затем что-то с силой ударило в грудь, и в глазах летчика потем­нело. Из раны заструилась кровь. Зажимая ее рукой, Ни­колай ждал, что и следующая очередь гитлеровцев не пройдет мимо. Но под ногами была уже земля. Он упал и потерял сознание.

Наши пехотинцы подобрали летчика, затащили в траншею, затем по ходам сообщения бережно переправили в безопасную зону. Здесь ему сделали перевязку. Прибыв­ший командир стрелкового полка сообщил Пинчуку отрад­ную весть: бой над линией фронта завершился большой победой советских и французских летчиков. Сбито девять самолетов противника. Не знал командир, что два из них на счету гвардии лейтенанта Пинчука.

Пуля пробила Николаю грудь, прошла сквозь легкое. Оттого и дышать стало так трудно. Жизнь летчика была в опасности, и врач настоял на срочной эвакуации его в госпиталь.

Перед отъездом к Пинчуку пришли товарищи по эскадрилье. Вместе с ними был и командир звена Дмитрий Лобашов.

— Дрался ты, Николай, как лев! — сказал он на про­щание своему другу и ведомому.— Давай, выздоравли­вай поскорее и в полк возвращайся. Мы еще дадим фаши­стам перцу!

Это была последняя встреча Пинчука с командиром. Вскоре гвардии лейтенант Лобашов погиб. Не успел Ни­колай сказать спасибо и французскому летчику Альберу Дюрану. Гитлеровцы сбили его на третий день после того боя над самым фронтом.

А война все еще продолжалась.

После госпиталя Николай Пинчук, как и обещал това­рищам, вернулся в свой полк. Сражался храбро. Он уни­чтожил 24 самолета врага. За эти подвиги незадолго до окончания войны Н. Г, Пинчуку присвоили звание Героя Советского Союза.