Сквозь дым и пламя


Один из фашистов схватился за оружие. Борис сразил его метким выстрелом. Он готов был уничтожить и осталь­ных, но те покорно подняли руки, сдались. Затем старший сержант показал им жестом, чтобы они сняли с ремней ко­буры с оружием и бросили их на землю. Фашисты выпол­нили это требование без всяких «фокусов». Руки у них при этом дрожали. На френче одного из гитлеровцев бол­тался на пестрой ленте железный крест.

Кое-как перевязав рану на плече, летчик повел плен­ных в направлении своего аэродрома. К вечеру он вернулся в полк. Представ перед лейтенантом Харитоновым, сержан­том Вусиковым, перед другими изумленными однополча­нами, уже считавшими старшего сержанта погибшим, Борис кивнул на гитлеровцев, сказал:

— Привел их, чтобы посмотрели, с какими субчиками мы дрались!

За этот подвиг на земле и в небе Гомолко наградили орденом Ленина. Ему присвоили звание лейтенанта…

Потом начались бои за освобождение Белоруссии, и он погиб. В тот день наши истребители сопровождали эскад­рилью «петляковых». На маршруте за линией фронта на них накинулись «фокке-вульфы». Численное превосходст­во врага не смутило наших воздушных бойцов. Борис сра­жался геройски. Защищая пикировщиков, он попал под огонь «фоккера». Истребитель загорелся, упал.

Подвиги отважного летчика-истребителя не забыты. В комнате боевой славы одной из авиационных частей есть посвященный ему стенд. Добрые слова о нем сказаны в историческом формуляре и в книге «16-я воздушная». Со­хранился и рисунок неизвестного фронтового художника, на котором запечатлен волнующий момент поединка Бори­са Гомолко на земле с экипажем сбитого «хейнкеля».

Шла операция «Багратион». Совет­ские войска с боями продвигались по белорусской земле. Над руинами освобожденного Мин­ска, развеваясь на ветру, алели наши флаги. А юго-восточ­нее столицы республики еще гремели орудийные залпы. Там попали в окружение тысячи фашистских вояк 4-й не­мецкой армии.

По скоплениям врага в этом минском «котле» гвардей­цы 74-го штурмового авиаполка и готовились нанести оче­редной удар. Механики-вооруженцы подвешивали на «илах» комплекты реактивных снарядов и бомбы, заряжа­ли пушки. Экипажи изучали по карте новый для них район боевых действий, намечали маршрут.

— Самые трудные бои у нас остались позади,— гово­рил командир эскадрильи Борис Окрестин летчикам.— Драпают фашисты со всех ног! А те, что в «котел» попали, мечутся из стороны в сторону, вырваться пытаются. Одна­ко же не допустим до этого. Такого жару гитлеровцам под­дадим, что сразу кисло-солоно им станет!..