Скорострельные зе­нитные пушки


Над командным пунктом замигала сквозь дымку и дождь ракета. Штурмовики взлетели. Набрав заданную высоту, гвардейцы, как и условились на земле, развернули машины, вышли на цель. Притихшая было крепость не­ожиданно ожила. Бешено зарявкали скорострельные зе­нитные пушки. К небу потянулись трассы светящихся пуль. Гитлеровцы открыли по «илам» огонь из всевозмож­ных видов оружия.

Первой атаковала крепость шестерка Максима Скля­рова. Штурмовики одновременно перешли в пикирование, снизились до трехсот метров и с уверенностью сбросили добрую половину бомбового груза. Над крепостью взвих­рилось большое черно-багровое облако дыма и красной кирпичной пыли. Не выдержала, рухнула древняя стена.

События в этом бою разворачивались стремительно. Гвардейцы капитан Гребеньков вместе с лейтенантами Зыковым и Филипповым нанесли удар по позициям зе­нитной артиллерии. Остальные летчики бомбили блинда­жи и дзоты, что усеяли землю рядом с крепостью. Смело, расчетливо атаковали врага и лейтенант Игнатьев, млад­шие лейтенанты Трещов, Бабаев, Попов, Прядько, Тваури, Полеонов и Шатков. Все они были коммунистами и ком­сомольцами. Никто не растерялся в этом бою.

После четвертого захода «ильюшиных» на земле все смешалось, потонуло в дыму и пламени. Стена с бойница­ми, что ограждала крепость со стороны фронта, превра­тилась в дымящую груду кирпича и камня. Наши пехотин­цы только и ждали этого момента. Еще не рассеялось ба­гровое облако, как они, преодолев реку, в стремительном броске рванулись к поверженной крепости, чтобы окон­чательно расправиться с остатками вражеского гарнизона.

Разворачиваясь на свой аэродром, летчики видели с высоты эту радовавшую душу картину и с удовлетворе­нием думали: приказ командующего воздушной армией выполнен…

Как и предсказывал командир полка, боевой опыт осо­бенно пригодился летчикам в сражении за белорусскую землю. Экипажи «ильюшиных», как и прежде, наносили по врагу мощные, сокрушающие удары. Все воздушные бойцы штурмового полка были отмечены боевыми награ­дами. А гвардии майор Максим Скляров вскоре после по­бедного завершения операции «Багратион» был удостоен ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» Героя Советско­го Союза.