Штурмов­ка опорного пункта на косе Фриш-Нерунг


5 мая Васильчук вылетел в составе группы на штурмов­ку опорного пункта на косе Фриш-Нерунг. Это был его 104-й боевой вылет. Штурмовики атаковали позиции ар­тиллерийских батарей. После третьего захода они сровня­ли их с землей. На косе пал один из последних опорных пунктов фашистской обороны.

С начала операции «Багратион» и до конца войны во­дил Васильчук свой грозный «ил» фронтовыми маршру­тами. Он уничтожил 11 танков, 3 самолета, 27 автомашин с войсками и грузами, 16 полевых орудий и около 40 зе­нитных огневых точек врага.

29 июня 1945 года А. Д. Васильчука за мужество в боях с врагом наградили орденом Ленина и Золотой Звездой Героя Советского Союза. Стал Героем Советского Союза и его друг Владимир Фогилев, который также неод­нократно летал ведомым Л. И. Беды.

В послевоенные годы Александр Дмитриевич служил на разных командных и штабных должностях. 37 лет отдал он службе в наших доблестных ВВС. Его труд в мирные дни отмечен орденом Красной Звезды, Почетной грамотой Верховного Совета Белорусской ССР.

Шагая по дороге домой, Александр Дмитриевич снова и снова осматривал светлые, многоэтажные здания столи­цы республики, а мысли по-прежнему уносились в далекие военные годы. Он гордился тем, что в одном строю с одно­полчанами летал над землей Белоруссии маршрутами от­ваги и подвигов. Летал и сражался за нашу Советскую Родину, за ее счастливый сегодняшний день.

Ныне А. Д. Васильчук работает на Камчатке. Он — первый помощник капитана судна.

По-весеннему теплый апрельский день сорок четвертого года угасал на гла­зах. Над широким аэродромным полем зашумел пропах­ший травами и авиационным топливом ветер. Инженеры, техники и механики уже управились с подготовкой бом­бардировщиков к ночному вылету и теперь отдыхали здесь же, у своих крылатых машин, жадно вдыхая волнующий запах первых полевых растений.

В это время в штабе, разложив крупномасштабную карту на столе, командир 9-го гвардейского Полтавского дальнебомбардировочного полка подполковник А. И. Аве­рьянов изучающе рассматривал длинную, с изломами линию, начерченную красным карандашом. Обрывалась она у самого Берлина. Это — маршрут к цели. Намечен он со знанием дела, с учетом обхода наиболее опасных зон противовоздушной обороны врага. Все неожиданности, разумеется, предвидеть невозможно. Тем не менее коман­дир с одобрением отозвался о работе начальника штаба полка майора Дмитрия Перемота.

— Итак, идем через Беларусь, затем — над Балтикой, разворачиваемся на Штеттин и — на Берлин,— перечис­лял Аверьянов основные пункты маршрута, укладывая карту в планшет.— Жаль, что сведения о погоде у нас слишком скудны.

— Такое уж время года — весна! — ответил Пере- мот.— Па маршруте возможны и мощные облака, и грозы…

— И обледенение,— добавил командир полка.

— Не исключено и это.

— Что ж, будем пробиваться сквозь облака и ночь, через все преграды.— Главное — на цель выйти без откло­нений.

— И поточнее отбомбиться! — заметил начальник штаба.