Штурманы ведомых экипажей


Когда СБ оказался над расчетной точкой сброса, Злы­денный нажал кнопку сбрасывания бомб. То же самое сде­лали и штурманы ведомых экипажей. Бомбы посыпались на стоянку самолетов и техники. Раздались сотрясающие воздух разрывы.

Не успели бомбардировщики выйти из зоны аэродрома, как ударили зенитки. Штурман ждал этого. Быстро нано­сил он на схему расположение батарей, все то, что удалось обнаружить.

А на самолетной стоянке горели, по меньшей мере, шесть самолетов. Ярко полыхали огнем топливозаправщи­ки. Значит, бомбовый груз экипажи звена сбросили точно.

— Уходим домой! — распорядился Белан.

Стрелок-радист Петр Брус начал передавать на КП

полка данные об ударе по аэродрому гитлеровцев. В это время в воздух поднялись не менее десяти «мессершмиттов». Уйти от их преследования было невозможно. Как ни велика скорость СБ, истребители летели быстрее, и дистан­ция между нашими и вражескими самолетами быстро со­кращалась. Бой был неизбежен.

Штурманы и стрелки-радисты встретили «мессеров» дружным пулеметным огнем. Они отбивались от фашистов изо всех сил. Но силы эти были слишком неравными. Один из ведомых бомбардировщиков загорелся и пошел к земле.

В очередной атаке гитлеровцам удалось поджечь левый мотор на самолете старшего лейтенанта Белана, и коман­дир звена напряженно думал, как быть: тянуть машину на свою территорию, идти на посадку или выброситься с парашютами?

Лейтенант Злыденный внимательно следил за манев­рами истребителей. Он видел, как один «мессер» снова начал атаку на СБ, из мотора которого вырывались пламя и дым. Враг приближался с явным намерением добить бомбардировщик. Вот он все ближе и ближе. Штурман на­правил на него пулемет, ждал. В решающий момент, когда гитлеровец, казалось, вот-вот откроет огонь, Белан резко убрал обороты работавшего мотора. Самолет сбавил ско­рость, и Ме-109 проскочил мимо. Именно на это Злыден­ный и рассчитывал. Поймав стервятника в прицел, он вы­пустил пулеметную очередь. Истребитель из пикирования не вышел.