Штурм позиций гитлеровцев


Штурмуя позиции гитлеровцев, летчики наносили уда­ры по огневым точкам, по окопал! и траншеям.

В разгар боя налетели Ме-109.

— Пара «мессеров» сверху сзади! — доложил Романов.

— Держите их на прицеле! — приказал Беда твердым и спокойным, как всегда, голосом.

Высвободив раненую руку из подвязки, Семен потя­нулся к пулемету. В руке ощутимо кольнуло. Стерпел. Главное в эти секунды — отразить атаку воздушного вра­га, не допустить, чтобы он открыл прицельный огонь с близкого расстояния.

Ведущий пары «мессершмиттов» шел на самолет Беды со стороны солнца. Старый, известный прием. Враг ока­зался в самом створе небесного светила, на фоне раска­ленного диска. У Семена даже в глазах потемнело. Пока прицеливался снова, фашист хлестнул очередью. Мимо. В следующую секунду, сощурив глаза, Романов все же поймал врага в перекрестие прицела. Короткая очередь… Вздрогнувший пулемет, казалось, разорвал руку па части. Все тело словно пронзило током.

Превозмогая острую, все движения сковавшую боль, Романов снова припал к прицелу. В этот момент, ясно по­нимая, в чем дело, Беда выполнил доворот. «Мессер» сме­стился в сторону от прямых ослепляющих лучей солнца. Тогда-то Семен и выпустил по врагу еще одну очередь. Сильная боль в руке снова сковала тело.

Третьей очереди не потребовалось. Ме-109 загорелся. Из пикирования он так и не вышел. Пронесся, полыхая огнем, рядом и врезался в землю.

Фронт откатывался все дальше на запад.

Вскоре после завершения операции «Багратион» на груди Романова засверкал еще один орден Славы. До последних дней войны Семен Терентьевич оставался в строю, летал с командиром эскадрильи.

Третий орден Славы воздушному стрелку вручили уже после Победы — достойную награду за успешные боевые вылеты. А их было немало — 200! В то время к боевым на­градам были представлены почти все гвардейцы 75-го штурмового авиаполка, в составе которого служили и сра­жались четыре дважды Героя Советского Союза — Леонид Беда, Анатолий Брандыс, Анатолий Недбайло, Николай Семейко — и семнадцать Героев Советского Союза. За время войны Романов сбил четыре самолета лично и один совместно со своим командиром Л. И. Бедой.