Рубеж нашей обороны


Мотор работал с перебоями. Из-за течи масла его могло

заклинить в любое время. Кое-как набрав высоту, Федор Петрович укрылся от этого бешеного огня «эрликонов» в облаках, затем развернул Ил-2 в сторону линии фронта. А мотор начал заметно сдавать. Тяга падала на глазах. Вскоре мотор и вовсе остановился, заглох. Однако лет­чик, не выпуская ручку управления, продолжал планиро­вать штурмовик. Передний край совсем уже близко. Толь­ко не потерять бы скорость. Только перетянуть бы через передний рубеж нашей обороны. Еще немного, еще… Хва­тит ли высоты?

Впереди показалась длинная, с изломами траншея. Там — свои. А высоты уже почти не оставалось. До земли пять метров, три, два… Не выпуская колеса шасси, Сели­верстов посадил изувеченный осколками и пулями «ильюшин» сразу же за бруствером нашей траншеи. Земля здесь была сплошь изрыта воронками от снарядов, и штурмовик, угодив в одну из них, развалился на части.

Из траншеи выбежали бойцы. Из-под обломков Ил-2 они вытащили летчика и воздушного стрелка и, прижи­маясь к земле, оттащили их в укрытие. У Федора Петрови­ча были изранены руки и ноги. Кровь стекала с головы. Приоткрыв глаза, он увидел своих пехотинцев, тихо по­просил:

— Карандаш, пожалуйста, и бумагу…

Не поднимаясь, он торопливым, неровным почерком написал на клочке бумаги: «Генералу Черняховскому. Лю­быми средствами, немедленно. Северо-восточнее Гумбиннена — 200 танков, в районе Даркемена — 100 танков…»

Ослабевшая рука летчика упала, и карандаш выскольз­нул из пальцев. Федор Петрович снова потерял сознание. Он не успел даже поставить на этом донесении свою подпись.

Данные разведки тотчас же передали командующему 3-м Белорусским фронтом. На уничтожение танков врага в указанных районах вылетели эскадрильи «ильюшиных» и «петляковых».

За боевые подвиги в небе войны капитан Ф. П. Сели­верстов удостоен высшей награды Родины — ордена Лени­на и медали «Золотая Звезда» Героя Советского Союза.

Экипаж «ильюшина» возвращался из полета на раз­ведку. Летчику, старшему лейтенанту Владимиру Хари­тонову удалось не только выявить места сосредоточения гитлеровцев, систему оборонительных рубежей на всю их глубину, но и произвести аэрофотосъемку наиболее насы­щенных артиллерийскими позициями участков. Приятная удача! С чувством отлично исполненного долга воздушный следопыт шел курсом на свою «точку».