Рейд по вражеским тылам


Почувствовав усталость, Алексей Пантелеевич прижал­ся к стволу дерева и так, сидя, забылся. Сон был корот­ким н чутким. Кто-то тронул его плечо, проговорил:

— Товарищ лейтенант, пора!

Летчик открыл глаза. Перед ним стоял Натан.

— Пора улетать. Светает уже!

Далеко-далеко, над самым горизонтом, краешек неба обозначился бледно-оранжевым светом. Близился рассвет.

— Верно, пора,— согласился Смирнов.— Пока доле­тим, совсем, наверное, уже просветлеет.

Командир экипажа встал, стряхнул опавшие листья со своей куртки. В сопровождении штурмана и стрелка-радиста он направился к «петлякову». На полдороге остано­вился, словно почувствовал взгляд в спину. Летчики-истребители молча шли вслед за ним, чтобы проводить товарищей на Большую землю. Шли и наверняка завидо­вали в душе экипажу пикировщика. Их было семеро, не считая техников и механиков. У многих в руках — оружие: винтовки, гранаты, трофейные автоматы — «шмайсеры». Основательно, видно, к бою подготовились. И снова сердце Алексея Пантелеевича сжалось от мысли о том, что такие вот сильные и смелые воздушные бойцы должны перене­сти столько невероятных лишений, прежде чем сумеют вы­рваться из окружения, пробиться через линию фронта. Когда-то теперь они обретут крылья, снова сядут в кабины боевых истребителей? Да и сядут ли? Не исключено, что уже этим утром многие летчики погибнут при прорыве кольца.

— Что же делать с вами, хлопцы? — спросил Смирнов, с искренним сожалением глядя на товарищей.

Отозвался с виду худощавый, среднего роста лейтенант с забинтованной рукой на подвязке:

— Может, возьмете двоих-троих?

— А как комдив на это посмотрит?

— Он не возражает. Обстановочка-то здесь, как видите, очень даже нескладная.

— Сам полковник разве не собирается лететь?

— Остается. Он будет пробиваться вместе со всеми.

Алексей Пантелеевич думал недолго. В самом деле,

почему бы не взять двоих-троих? «Петляков» взлетает с этой полосы без бомбового груза. Он облегчен еще и тем, что бензобаки заправлены далеко не полностью. Основ­ные же неисправности па нем — спасибо техникам и меха­никам! — устранены. Сам по себе пикировщик — самолет надежный. Выдержит. Через полчаса полета, а то и мень­ше, люди окажутся на своей территории. Они снова вер­нутся в строй. Как и прежде, будут бить фашистов на всех высотах. Летчики-истребители — замечательный народ. Уже не однажды они сопровождали «петляковых» на бое­вые задания, надежно оберегая их от атак «мессершмиттов». Теперь представилась возможность протянуть руку помощи им. «Сам погибай, а товарища выручай!» — вспо­мнился Смирнову замечательный суворовский девиз, давно ставший законом для всех наших воинов.

— Беру! — сказал Алексей Пантелеевич.— Одного к себе в кабину беру. Другой пусть к штурману забира­ется, третий — к воздушному стрелку-радисту. Как-нибудь долетим!