Прославленный полководец Александр Невский


Солнечный диск словно завис над землей, озаряя аэро­дром последними лучами. Рядом с командиром молча сто­ял Александр Карасев. Вид у него (впрочем, как и у ос­тальных летчиков) был усталый. Старший лейтенант Дранищев вместе со своим ведомым лейтенантом Ершовым улеглись, раскинув руки, на траве неподалеку от своих истребителей. Техники и механики уже завершали после­полетный осмотр и подготовку своих машин. В стороне от них, наслаждаясь тишиной, сидел Михаил Твеленев. Эти часы отдыха были для людей особенно дороги.

Подкатила полуторка, и многие летчики уехали на ужин. Алелюхин не торопился с отъездом. Он по-прежне­му думал о предстоящей схватке с врагами.

Последний солнечный луч скользнул по плоскости истребителя, сверкнул на Золотой Звезде, на орденах Ле­нина и Александра Невского, что украшали грудь коман­дира эскадрильи. И мысли Алексея Васильевича унеслись в далекое прошлое. Прославленный полководец Александр Невский… Псы-рыцари… Нещадно били врагов земли рус­ской наши славные предки, богатыри. Рубили их отточен­ными мечами, разили копьями и стрелами…

«Стрелами! — вспыхнула у Алелюхина неожиданная мысль.— А что, если наши «яки» превратить в стрелы?! Разрисовать им носы. Самой яркой краской. Да так, чтобы истребитель и вправду преобразился, стал бы похож на стрелу! Должны ведь как-то гитлеровцы среагировать на эту неожиданность. Невиданные до этого самолеты с алы­ми стрелами заставят врагов насторожиться, произведут своеобразный психологический эффект. Этот момент мы и постараемся использовать. Да, нужна, непременно нужна такая стрела — стремительная, разящая!»

— А что, орлы,— обратился Алелюхин к авиаторам,— не покрасить ли нашим «якам» носы?

Лейтенант Иван Белокудренко озадаченно посмотрел на Алексея Васильевича, подумал: «Шутит, что ли, ко­мандир?»

— Ни в коем случае! — возразил он.

Летчики Евгений Дранищев и Ершов, техник звена Алексей Филиппов и механик Илья Сидоренко, услышав разговор, подошли к командиру эскадрильи. Завязалась беседа. Одни были «за», другие — «против». Начал сомне­ваться в своей затее и Алелюхин: «Есть ли здесь элементы военной хитрости?» Неизвестно также, как отнесется к это­му командир полка.