Призыв комсомольского вожака


Командирами еще двух экипажей Пе-2 были прибыв­шие в полк стажеры капитан Бельцов и старший лейте­нант Сухоруков. Они отличались в боях собранностью и отвагой.

Перед вылетом капитан Мельник сказал экипажам:

— Идем в «клину». Перед мостом перестраиваемся в колонну экипажей. Бомбить с пикирования!

В этой группе собрались в основном комсомольцы, моло­дежь, и Перминов обратился к ним с такими словами:

— Сами видите: идем на врага малыми силами. Жарковато будет нам над целью от огня зенитчиков, от истре­бителей. Однако воюют, как известно, не числом, а уме­нием. И верю я: с боевого курса мы не сойдем. Приказ комдива выполним с честью, мост разобьем!

Говорил Перминов горячо, от души, и люди с понима­нием восприняли призыв комсомольского вожака. В боях Дмитрий не знал страха. Умело наносил он удары по раз­ным целям гитлеровцев, и молодые летчики, штурманы, стрелки-радисты неизменно держали равнение на ком­сорга.

На фронт, в 96-й гвардейский бомбардировочный авиа­ционный полк, Дмитрий Перминов прибыл незадолго до битвы на Курской дуге. Тогда-то, в дни этого грандиозного сражения, и проявились воля и мастерство командира эки­пажа. Тогда-то за меткие удары по бронетанковым силам врага и наградили его орденом Отечественной войны.

Новая награда — орден Красного Знамени — засверка­ла на груди Дмитрия уже после окончания операции «Баг­ратион». Умело атаковал он врага с высоты. Особенно отли­чился летчик при разгроме немецко-фашистских войск в бобруйском и минском «котлах». Именно в те памятные дни комсомольцы избрали его своим вожаком.

В группу опытных бомбардиров экипаж лейтенанта Перминова включили еще и потому, что в нанесении уда­ров с пикирования летчик отличался поистине завидной выдержкой и мастерством. Многое в этом деле, разумеется, зависело от штурмана Николая Колеватова, который вел расчеты с учетом всех данных. Однако решающее «слово» здесь оставалось все-таки за командиром экипажа.

«Петляковы» взлетели точно в установленное команди­ром полка время. На каждом из них, на внешних подвес­ках, вооруженцы закрепили по четыре фугасные авиабом­бы весом по 250 килограммов каждая. Всего же на пики­ровщиках было 16 ФАБов. Общий вес их — 4 тонны. Если даже четверть этого груза попадет в цель, то и тогда желез­нодорожный мост не устоит. Главное — бомбить, как и тре­бовал капитан Мельник, поточнее, наверняка.

На высоте около 2000 метров громоздились облака, и четыре Пе-2 шли под их нижней кромкой. В какой-то мере эта облачность содействовала экипажам: она прикрывала их от атак вражеских «мессеров» сверху. Со стороны же задней полусферы пикировщиков оберегали две пары на­ших истребителей.

Миновали линию фронта. «Петляковы» уверенно при­ближались к цели, и лейтенант Перминов чувствовал, как все тревожнее становилось на сердце. Сумеют ли экипажи прорваться сквозь огонь зенитчиков? Удастся ли нанести по мосту удар с первого захода, без промаха?