Преимущество гитлеровских пилотов


В эти секунды Алелюхин особенно жалел, что на ко­мандном пункте полка не было генерала Хрюкина. Он непременно дал бы нужный совет, подсказал, как выйти из этой сложной обстановки. Но командующий находился где-то на другом участке фронта. И командир эскадрильи самостоятельно решал, как перехитрить воздушного про­тивника и нанести по нему неотразимый удар.

Четыре пары фашистов летели уступом, две неслись над ними с превышением. Алексей Васильевич не сомне­вался — они давно уже заметили наших истребителей. Гит­леровцы самоуверенно шли на сближение. Еще минута, и они разъяренными коршунами накинутся на истребите­лей. Разгорится неравный, невыгодный для наших летчи­ков бой. Потери станут неизбежными. Где же выход? Не­обходимо срочно что-то предпринять! «Видимо, это и есть те самые отборные вояки, о которых предупредил коман­дующий,— подумал Алелюхин.— Что-то хитрят. Выжида­ют. Паутину плетут!»

Летчики эскадрильи понимали своего командира без слов. Они выполнили довольно сложный маневр, который свидетельствовал о том, что истребители не намерены принимать бой в столь невыгодной для них тактической обстановке. Между тем «Яковлевы» набрали почти пре­дельно возможную скорость. Алелюхин как бы вызывал «мессеров» на снижение. И когда высота и скорости обеих сторон примерно уравнялись, истребители резко рванулись ввысь. Этого было достаточно для того, чтобы на короткое время оказаться с превышением над гитлеровцами и огнем из пушек отрезать им путь к набору большей, чем у наших истребителей, высоты. Фашисты волей-неволей вошли в горизонтальный маневр. Их преимущество в скорости и высоте было утрачено.

Воздушный бой на горизонталях приобрел напряжен­ный и затяжной характер. В создавшейся ситуации чис­ленное превосходство врага утратило свой смысл, оно уже не играло сколько-нибудь решающей роли. Обе стороны оказались в одинаковых условиях. Обе снова начали упор­ную борьбу за высоту, так как отлично понимали: у кого больше высота, тот и хозяин в небе, тот и сможет обрести свободу маневра, достигнуть победной точности огня.

Набирая высоту, летчики эскадрильи ни на секунду не ослабляли внимания, они не допустили ни одной ошиб­ки. Но и гитлеровцы не сделали ни одного тактически опрометчивого маневра.

И командир эскадрильи еще раз убедился, что перед ним опытные мастера воздушных боев.