Предложе­ния командиров полков и дивизий


Генералу, разумеется, было известно многое. Не одна­жды, вероятно, выслушивал он по этим вопросам предложе­ния командиров полков и дивизий, доклады начальников штабов. Однако дорожил он мнением и рядовых летчиков, штурманов, стрелков-радистов.

Воздушные бойцы обо всем говорили открыто, так, как думали. Особенно заострили они внимание на том, что экипажам нередко еще приходится летать без прикрытия истребителей, и это не приводит к добру. Гитлеровцы на­падают на пикировщиков. Отсюда и потери. Генерал, ко­нечно, знал об этом, но каждого, кто говорил о недостат­ках и упущениях, выслушивал внимательно, не перебивая ни одним словом. Тот факт, что для такого разговора ко­мандующий избрал 2-ю эскадрилью, не был случайным. За время войны в этой эскадрилье выросли настоящие ма­стера метких бомбовых ударов. Их имена были известны далеко за пределами дивизии.

— Эффективно ли защищать аэродром от налетов вра­жеской авиации установками на пикировщиках? — спро­сил генерал.

Это был серьезный вопрос. Обычно в то время, когда Пе-2 находился на земле, стрелок-радист занимал место в кабине штурмана, у пулемета калибром 12,7 миллимет­ров, и вел наблюдение за воздушным пространством. Бы­вало, он не выходил оттуда целыми днями. Перед боевы­ми вылетами, по существу, не отдыхал.

Однако ответить на этот вопрос никто почему-то не решался. Возможно, боялись, как бы командующий не ис­толковал такой ответ жалобой на трудности. Пауза слиш­ком затянулась. Тогда-то Натан Стратиевский и встал, по­дошел к столу поближе, сказал:

— Я считаю, товарищ генерал, что слишком мало про­ку от такого дежурства в кабине штурмана.

— Вот как? Объясните!

— Дело в том, что угол обстрела из пулемета штурма­на, если «петляков» на земле, недостаточен. Фашисты это подметили и свои заходы на стоянки пикировщиков ста­раются строить так, чтобы не попасть под огонь. Кроме того…— Натан перевел дыхание, собрался высказать еще одну мысль, но заколебался.

— Говорите смелее,— сказал генерал, разглядывая на груди стрелка-радиста ордена.

— Кроме того, трудное это дело целыми днями в ка­бине сидеть. В небе стрелок-радист должен быть бодрым, отдохнувшим. Ему же с «мессерами» нужно воевать!

Командующий еще раз взглянул на Стратиевского, ска­зал:

— Верная мысль. Подумаем.— И спросил:— Вы кто?

— Воздушный стрелок-радист.

— Сколько у вас боевых вылетов?

— Сто двадцать.

— Почему же вы старшина?

На этот вопрос Натан ответить не мог.