Позиции артиллерийских и ми­нометных батарей


В очередной атаке Семейко поймал в прицел броневик, что остановился у самого обреза реки, и разрядил в него пушечную очередь. Только теперь, когда солнце скрылось, он заметил, что с правого берега Днепра вела огонь враже­ская батарея. Один из снарядов «эрликоновской» пушки ударил в борт «ильюшина», рядом с кабиной. Осколки раз­дробили остекление фонаря, горячим металлом впились в руку, голову и грудь летчика.

— Всем сбор! — скомандовал Николай Илларионович, превозмогая невероятную боль.

Кровь струилась по лицу. Шумело в голове. Каленое железо обжигало в груди. Рука безжизненно повисла. Однако ручку управления летчик не выпустил. Он вел штурмовик одной рукой. Ил-2 летел, опасно раскачиваясь. Летчики поняли: ведущий ранен и с тревогой следили за его машиной. Понял это и сержант Кудрин.

Садился Николай Илларионович в ту минуту, когда су­мерки уже сгустились. Едва «ильюшин» коснулся колеса­ми земли, как Семейко выключил мотор и потерял созна­ние. Остановился Ил-2 уже без участия летчика на окраи­не аэродрома. Павел Кудрин выбрался из своей кабины, бережно вытащил окровавленного летчика.

— Убили изверги! — проговорил он с горечью.

Павел и не заметил, как из подъехавшей машины вы­скочил подполковник Ляховский. Командир полка накло­нился над летчиком.

— Дышит! А ну-ка, живо в санчасть его! — прика­зал он.

В госпиталь Николай Илларионович попал надолго. Хи­рурги извлекли из его тела дюжину осколков, залечили раны. Летчик вернулся в полк в то время, когда наши вой­ска уже готовились к знаменитой битве за Беларусь.

На железной дороге Орша — Толочин Семейко в паре с летчиком Дмитрием Жабинским уничтожил паровоз и бо­лее десятка вагонов с грузами. Наносил он удары и по ко­лоннам машин, штурмовал позиции артиллерийских и ми­нометных батарей. К двум орденам Красного Знамени и ордену Александра Невского летчика прибавилась новая награда — орден Отечественной войны 1-й степени. Он стал гвардии капитаном. Его назначили на должность штурмана полка…

Война шла к завершению. Советские войска, с боями продвигаясь к берегам Балтики, шагали по земле Восточ­ной Пруссии.