Поединки однополчан с фашистскими истребителями


Оставаясь на земле, молодой летчик подолгу следил за поединками однополчан с фашистскими истребителями и бомбардировщиками. Воздушные бойцы сбили уже на под­ступах к аэродрому — на своем воздушном рубеже — че­тыре вражеских самолета. Один П-15 немцы подбили. Истребитель загорелся. Пилот почему-то не торопился воспользоваться парашютом, не прыгал. И напрасно. Че­рез несколько секунд полыхавший огнем «ишачок» взор­вался в воздухе, и летчик погиб. В груди у Бориса будто что-то надорвалось. Чувствуя себя еще более виноватым за вчерашнее, он рвался в бой, и в сердце его крепла уверен­ность в своих силах. Нет, он не подведет товарищей. Толь­ко скорей бы в небо!

Ждать очередного боевого вылета долго не пришлось. На третий день войны Ковзан снова барражировал невда­леке от аэродрома, на подступах к Гомелю. С самого утра небо затянули серые, с отдельными «окнами» облака. Сквозь эти просветы в них пробивалось солнце, и золоче­ные лучи веером распадались над землей. Ни одного вра­жеского самолета в пределах видимости не было. Борис перевел свой послушный рулям «ишачок» в набор высоты, пробил облака. Однако и здесь небо было пустынным.

Время полета истекало. Истребитель, как и живая пти­ца, сколько ни летай он, обойтись без посадки не может. И заправить его топливом требуется, и летчику передышка нужна. Ковзан отдал ручку управления от себя, перевел машину на снижение. Едва вышел под нижний край обла­ков, как прямо перед собой увидел помеченного черными крестами «хейнкеля». Это был точно такой же Хе-111, с каким «разминулся» он в первый день войны. Только те­перь вражеский самолет оказался еще ближе, чем тогда. На раздумья не оставалось ни секунды. В любой миг, по­чувствовав опасность, гитлеровец может нырнуть в обла­ка, скрыться. Ищи потом ветра в поле! И опять Борис вернется на «точку» ни с чем.

В это время оба самолета — и наш И-15, и фашистский Хе-111 — находились почти над самым аэродромом. На мгновение Ковзану вспомнился недавний разговор с ко­мандиром эскадрильи, который и на этот раз, вероятно, на­блюдал за полетом. Летчик невольно заволновался: «Толь­ко бы не упустить врага!»